Destiny Wiki
Advertisement
Destiny Wiki
1647
страниц
Экзо по имени кейд

«Раздача»[]

Шутки шутками — но, может, в прошлом я и наделал ошибок. Может, даже и в недалеком прошлом.

Знаю: трудно поверить. Но, может, так оно и есть. Может быть.

На ошибках учатся. Это факт. Хотя, опять же, это при условии, что я и ошибки — понятия совместимые. Так что — да, может быть, именно этим я тут и занимаюсь. Пытаюсь учиться на своих якобы ошибках. "Заглядываю внутрь себя", как это у них называется. "У них" — это у Икоры. У Эрис это называется совсем по-другому. Эрис вообще много чего называет совсем по-другому.

Эх, Эрис. Я скучаю по ней. Ладно. Перед смертью, как говорится, не надышишься.

Да уж, непростая задачка.

Думал: плевое дело. Пара пустяков. Ну или... не настолько трудно. Да я много про что так раньше думал... Черт, я вообще много чего раньше думал. Но, может, потому-то я и есть я. Может, потому-то мы все по-прежнему часть человечества. Все эти наши глубокомысленные вопросы, планы, надежды, мечты... и прочие сопли.

Ладно, раз уж я тут решил душу выложить — а, по-моему, именно этим я и занимаюсь — может, именно эти-то надежды и мечты и есть самое главное. Вот только не дать себе о них позабыть — самое трудное. В жизни полно шелухи, за которой это все как-то теряется — отходит на второй план, бледнеет.

Вот, наверно, в чем засада с этими "может быть" — так и тянет... поюлить.

С "может быть" всегда остается шанс... выкрутиться. Я любитель поюлить. А уж как выкрутиться — так это я завсегда первый. Но раз уж я взялся с тобой откровенничать, дневничок, значит, я, как это сказать...

Значит, я, наверное... устал юлить. И, если уж я за свои слова отвечаю — а я за них любому отвечу —значит, придется резать правду-матку. Хотя по жизни я, конечно, стрелял всегда точней, чем резал.

В общем... в общем, пусть это останется между нами, лады?

Короче: я — Кейд-6...

И это — моя история.


«В игре»[]

Так, чтоб не было потом непоняток: да, я собираюсь выложить все начистоту. Но это не значит во всех подробностях. Нет, все самое важное я, конечно, расскажу, не вопрос. Но главное для меня — объяснить... объяснить, что у меня в душе. Потому что если ты поймешь это, может, сможешь понять и кто я, зачем мне все это, и почему в жизни я поступал так, а не иначе.

Так что, если хочешь, читай между строк... Все самое важное, по идее, лежит на поверхности. Если что непонятно — значит, надо было читать внимательней.

Ну, понеслась...

У нас, экзо, не все в порядке с головами.

Звучит, я понимаю, пугающе, и, может, я малость и преувеличиваю. Но по-другому это не назвать. Да и, в общем, так оно как-то доходчивее, чем одними сухими фактами.

Тут какое дело: у всех Стражей есть прошлое. Но если тебя вернули без конкретных записей у тебя в вещах или где-то поблизости (да-да, Брей, я тебя имею в виду!), вся твоя прошлая жизнь — или жизни — оказываются стерты. Ты ничего не помнишь. Ты возрожден в Свете и все такое прочее.

Но вот в случае с нами, с экзо...

Нам приходится, что называется, жить с призраками прошлого. И я не имею в виду наших летающих призраков, которые все знают, двери открывают, и все такое прочее. Я имею в виду некие фрагменты... не знаю, части чего-то, что может быть воспоминаниями. Чем бы это ни было, этого хватает, чтобы хоть как-то представлять, догадываться о том, кем мы были прежде, чем стали Стражами. А ведь бывают еще и сны... Но на эту тему я, хоть меня охотничьим кинжалом режьте, трепаться не собираюсь.

Так вот, что касается меня... Мне в этом плане подфартило. У меня от прежней экзо-жизни остались не только расплывчатые воспоминания. Прежний "я" — тот, на которого наткнулась моя верная призрак — все записывал, типа, чтоб не забыть. Обрывки записей, по которым можно было составить представление о том, кем я был.

Записки эти — не для чужих глаз, каждому встречному-поперечному я их не показываю. Пару страниц, конечно, кой-кому давал — но только тем, кому это было действительно нужно. Кто мог разглядеть за легендой человека.

Да уж, "легендой". Ха! Кому я тут лапшу на уши вешаю? Обо мне все известно. Кто же не слыхал про Кейда-6? Вот только... личные свои дела я напоказ не выставляю.

Во-первых, это МОИ тараканы. Во-вторых, нашему синему коммандеру не по вкусу, когда его Стражи суют нос в свое прошлое — дескать, думать нужно о долге, о порядке и о том, ради чего мы избраны. Но главное — это большинству из нас, "Избранных", прошлого не полагается, так что хвастаться им — как-то неправильно.

Короче, я знаю одно...

После того как Свет вернул меня в мир живых, тот я, что был раньше, любезно протянул возрожденному мне руку помощи. И я ее взял, пожал и с тех пор, по мере сил, не выпускал.

И вот теперь, пусть я так и не врубился, зачем меня вернули к жизни — с экзистенциальными вопросами пусть разбираются варлоки — одно я для себя понял...

Я призван творить добро. Ну, может, "творить добро" и не всегда означает быть эдаким добряком... Короче, разница есть.

И даже если скажут, что я не всегда веду себя как классический герой или как командный игрок — да-да, синий, я на тебя намекаю — одно я могу сказать точно...

Пляшу я, может, и под свою дудку, но вечеринка у нас одна на всех.

Ну или типа того.


«Первый кон»[]

Давным-давно я пообещал самому себе...

Что если кому моя помощь понадобится, и я буду в силах помочь, то так и поступлю — и поступаю до сих пор.

Ну да, не вопрос — если мне по ходу дел шмот перепадет или, там, еще какая выгода — я только за. Но не бывало такого, чтоб я тайник разграбил или чужое прикарманил, и ничего из этого не перепало нуждающимся. Немногие об этом знают. Да и ладно. Я хвалиться не люблю.

Что правда то правда: по своей воле я в "Авангард" ни за что бы не пошел. Но это не значит, что я не вижу, в чем его ценность. Просто другим эта ценность ближе, чем мне. К тому же, мало кто может то, что умею я. Да что уж там — вообще единицы. Чего уж там говорить, это же я.

Где я только не побывал. Чего я только не повидал... ну, или... не натворил. Было время, наша команда -— Широ, Андал, я — охотясь за наживой, столько добра делали, сколько ни одному титану не снилось.

Сколько мест мы разведали. Сколько припасов добыли — захапали, стащили, выудили, выкрали, нашли, откопали, награбили... Были и другие кроме нас, но нашими усилиями границы мира за пределами Города стали намного шире.

Ну да, конечно, я теперь малость остепенился. Но у меня есть план, как это изменить.

Завала бы этого не одобрил. Как всегда. Икора попыталась бы меня переубедить — тоже как всегда. Но мы осознали, как ценен наш Свет... Как мимолетен. Пока он у нас есть, нужно этим пользоваться.

Нужно творить добро. Быть добрым. Не сдаваться. Вернуть то, что было нашим.

Поэтому я сделал свою первую ставку. Ва-банк! Ставлю на самого себя.

Я видел темную эпоху. Ну, ты о моих похождениях слыхал. Если нет — поспрашивай. Жуть какие дела. Сам бы не поверил. Я видел, как Город разрастался. Как он рушился. Как снова отстраивался — еще выше прежнего. Я видел лучшее, на что мы способны — и худшее. И я сделаю все, чтобы мы дотянули до того момента, когда "лучшее" станет еще лучше, а "худшее" забудется.

Так что, да... Я, конечно, хвастун. Не лезу в карман ни за словом, ни за кинжалом, ни за пушкой. И если нужно что-то найти, отбить, прикончить, спасти или припрятать понадежнее — лучше меня это мало кто сделает. Но в конечном счете...

Я помогаю другим лишь потому, что так до меня делал он.

Мне нравится думать, что всему этому я научился у самого себя — что благодарить за все нужно те записки от "меня прежнего". Что в те далекие темные времена Кейд-5 решил, что Кейду-6 нужно будет помочь не обратиться преждевременно в Кейда-7. Вот "он" и решил оставить "мне" подсказку: как стать лучше.

Так что, какие бы там карты мне ни сдала судьба, я решил идти ва-банк, ведь у меня было два туза в рукаве — мои Эйс и Дама.

А значит, проиграть я не мог.

То есть, победить по-любому должен будет достойнейший — я.


«Пас»[]

Слыхал про Андала Браска?

Должен был. Один из старой гвардии. Еще до Черного сада, богов Улья и этой каши с Кабал, которую мы только-только успели расхлебать.

Да, мужик был... что надо. Был "Авангардом" охотников до меня. Но что еще важнее... Он был моим другом.

Считай, братом.

В свое время мы с ним такую команду собрали! Это, конечно, еще до того, как ему приспичило уйти к большим шишкам в "Авангард". Эх, мы с ним и рассекали!.. Ходили в разведку, искали выживших, чтобы вывести их к Городу. Находили древние города, где еще могли оставаться ценные технологии или припасы. Охотились на падших. Та еще работенка. Тем более, в те времена.

"Те времена" в смысле, когда я сам был еще зелен. Ну, да я не самый старый из Стражей. Однако даже во времена моей "второй юности" Городу еще предстояло расти и расти. А нам, Стражам, приходилось чертовски быстро учиться. Вот только учиться мы, похоже, горазды были только на собственных ошибках...

Красная война. Или когда пробудился Крота и навалял Стражам по самое не могу. Сумеречная Брешь. И все прочие засады, что были еще до меня. Железные лорды и их разборки с SIVA. ...Битва шести фронтов.

И это только то, что на слуху. Сколькому пришлось учиться. Сколько народу полегло. Но, если начистоту...

По мне, так самому важному — о мире, о самих себе — нас учат не эпические схватки. Живя под защитой стен Города, конечно, помнишь о том, за что мы сражаемся. Но вот когда выходишь за эти стены...

Вот там и начинаешь понимать, сколько мы утратили. Там уже воочию видишь, как низко мы пали. Заброшенные дороги, мертвые города — ржавчина да пыль, пыль да ржавчина.

Но если Город дает вдохновляет нас сражаться за сегодня, эти старые развалины дают надежду на завтрашний день. Пусть там кругом только ржавчина и кости... Но если прищуриться, можно увидеть то, какими мы были, и кем мы можем стать.

Вот почему, когда Андал завязал и пошел в "Авангард", мы с парнями надеялись, что он объяснит им там всем — Осирису, Завале, даже самому Глашатаю - то, что было ясно нам. Что Город — это убежище, но если мы и дальше будем в нем отсиживаться, пока пираты да наемники растаскивают все, что осталось снаружи, человечество в нашем лице погибнет.

Как погиб Андал.


«Второй кон»[]

Мы теперь с "Авангардом" заодно. Но так было не всегда. Не то чтобы раньше я с ними был в контрах. Просто мы по-разному смотрели на вещи.

Но вот Андал... Он был мастер сделать "по-хорошему". Предпочитал... кажется, это называется "дипломатичные решения"?

В те времена у нас на уме было одно: нам хотелось побольше разведать, вступить в новую эпоху развития. Думали: стоит "Авангарду" ослабить хватку — и все богатства солнечной системы будут наши.

"Наши", естественно, в смысле — общие для всех. Своя-то доля нам всяко, думали, перепадет.

Теперь мне ясно, что мы себя переоценили.

Но в то время мне так не казалось. Хотя, опять-таки, задним умом все крепки.

Когда Андал вступил в "Авангард", он сделался там нашим тайным агентом. Вот, это была жизнь!.. Андал сливал нам данные, где есть новые тайники или где замечены падшие, а мы с Широ неслись туда вперед всех, валили их, забирали себе, что могли, а остальное доставляли в Город.

Ну, может, мы и с этого тоже чуток снимали сливки — но без фанатизма, чисто как "комиссию нашедшего".

Зря я, наверное, так все рассказываю. Каждый встречный-поперечный возьмется меня судить... Когда там, говорите, срок давности по делам безудержной молодости истекает? Короче... Давно это было. Но я вот к чему рассказываю...

Я всегда старался поступать по-правильному, даже если иногда и... отвлекался. То, что Андал примкнул к "Авангарду", было, с одной стороны, шикарно, а с другой — погано. Но что еще важнее...

Когда он заключал Пари, он дал слово, и мне, и самому себе.

И вот, я победил, а он проиграл.

Поэтому он и свернул с нашей кривой дорожки. Стал воевать вместе с крутыми парнями из "Авангарда". А мне он этим напомнил один урок, который я и так знал, но только временами забывал...

Что если ты дал слово — надо его держать.

Но чем дольше Андал сидел в этой своей Башне, словно в клетке — сам он так это, естественно, не называл — тем больше он начитал смотреть на мир глазами "Авангарда". Конечно, сейчас я понимаю, что он все делал правильно. Но видя, как он меняется — и, по правде сказать, растет над собой и как Страж, и как личность...

Я в этом раньше никому не признавался, но... я стал его за это его презирать. Своего друга, своего самого верного товарища — и все из-за того, что он сдержал свое слово. Он принял Пари, и даже когда проиграл его, не отступился и сделал все, как обещал.

Вступил в этот свой чертов "Авангард". Оставил нас с Широ резвиться на воле.
Я все думал, какой же он дурак.

А теперь оказывается, в дураках из нас двоих остался я.


«Ставка поднимается»[]

Если ты еще не понял, рассказчик из меня так себе. Нет, я могу, если захочу. Вот уж что-что, а байки травить я умею! Не веришь? Спроси у С.С. Не веришь ему? Спроси у Полковника. Вот уж кто наслушался такого — никто б не поверил.

Но вот это... Вся эта автобиографическая ерунда? Я ж прямо чувствую, как меня тянет ходить вокруг да около, разводить тут развесистую клюкву. Но я держусь. Борюсь с... голосом разума, заставляю себя рассказать то, что должен. А рассказать я должен, что все началось с Андала.

С Андала и нашего Пари.

Моего Пари. Нашего Пари.
Пари охотников.
Тот еще идиотизм.
Но это вопрос чести.
И оно стоило мне друга — мой собственный идиотизм стоил мне друга.

Да, но ведь был же еще Таникс. Еще до Пари. Черт, и после Пари. И после моего Пари тоже. Занятно, как всегда все раз за разом приходит к Таниксу...

Для тех, кто не в курсе: Таникс — это наемник падших. У него нет своего Дома, служит тем, кто заплатит. Большинство падших не имеют с ним дел. Но когда кому-нибудь из их капитанов, архонтов или келлов что-то нужно, а у обычных воинов для такого задания кишка тонка — или когда сделать все нужно максимально тихо — зовут Таникса.

Как-то я, Широ, Андал и еще несколько парней засветились с одним делом, где нам не следовало. Келлы назначили награду за наши головы. Очень много блеска. Очень много эфира. За заказ взялся Таникс. Вот только мы этого не знали. Были, конечно, слухи, что объявился какой-то там изгнанник из падших и косит наших. Но никакой конкретики. Так что мы просто не обратили внимания. Мало ли, какие басни. Мы и не с таким справлялись, одной левой, и все такое...

В смысле, мы понимали: с падшими шутки плохи, это парни серьезные, и ухо с ними нужно держать востро. Но вот чтобы мы поверили, что один какой-то падший, безо всякого Дома, расхаживает, кося Стражей одного за другим? Ну да, как же.

Пока однажды не столкнулись с этим "ну да, как же" нос к носу.

Первое, что бросилось в глаза?.. Здоровый, гад. Очень злой.

Второе?.. Что он стоит над телом Ниан Руо. Не то чтобы я ее близко знал, но были на паре вылазок вместе. Думали, в тот день у нас все пройдет на раз-два. А тут — Таникс...

Ниан тогда так и не встала. А Лаш — парень, которого Широ натаскивал — лишился призрака. Вернулся к Свету, и все тут. Поминай, как звали.

Дальше все было как в тумане. Мы побросали все, что набрали, и дали деру. До сих пор ума не приложу, как это мы от него оторвались. Повезло, в общем.

Оторваться-то мы оторвались, но на этом все, конечно же, не закончилось.

Широ и я добрались до базы, и как только объявился Андал, все ему выложили. Он тогда еще не был в "Авангарде". Делал в тот день еще одну ходку на тайник к западу от Города. Вернулся только вечером следующего дня.

Рассказали ему, что Ниан погибла. Лаш без своего призрака вообще психанул. Можно было парня понять. Даже сейчас ему сочувствую.

И тогда-то мы все сглупили.
Вообразили, что уж всей командой-то мы с ним справимся.


«Следующая карта»[]

Таникс не представился. Он тогда вообще ничего не сказал. Просто усмехнулся и открыл по нам огонь, очень кучно. Но мы поняли, что это — он. Подходил под описание, знаете ли. И это означало, что он — не миф, что он РЕАЛЕН.

А если он реален, то его можно найти.

Если он реален, его можно выследить.

Если он реален, его можно завалить.

Андал тогда сказал что-то вроде: "Охотившийся на охотников теперь сам превратится в их добычу!" Знаю, знаю. Не смейся. По мне, так не смешно. Мировой был парень, вот только шутил малость... из уважения к его памяти скажу: "натянуто". Но он был прав.

Лаш хотел пойти с нами — расквитаться за своего призрака — но мы его завернули. Хороший был парень, но без призрака мы его взять не могли. Бедняга. Умер окончательно меньше чем через цикл. Вернулся к Свету: пошел в ходку один, никому ничего не сказал. Назад не вернулся. Широ про него потом байки травил — до сих пор травит. Как Лаш там, типа, до сих пор живет припеваючи всем нам на зависть — путешествует по неизведанным дорогам, отыскивает бессчетные сокровища.
Моя любимая — про Крысиного короля: как Лаш с неким персонажем сказки заделались воинами невидимого фронта. Выдумка, конечно, но мне нравится. Вроде тех, что я рассказывал Эйсу, когда тот спать не хотел. Когда он еще был со мной.

А теперь его нет.

И Лаша тоже нет.

И Андала.

И меня когда-нибудь тоже не будет.

В те времена в "Авангарде" не было охотника. Кауко Свифтривер тогда уже два года как числился без вести пропавшим, и того, кто Пари с ним держал, тоже не нашли. Глашатай объявил, что мы как охотники сами должны будем с этим разобраться.

В тот вечер мы с Андалом засиделись допоздна. Не впервой. У Андала была с собой бутылка. У меня тоже. Андал наклюкался. Ну, а я же робот. И мы заключили Пари.

Взяли друг друга на слабо.

"Авангард" объявил, что вакансия охотника открыта. Мы оба хотели выследить Таникса. И порешили, что смертельный удар и все почести достанутся только кому-то одному. А проигравший должен был завязать и уйти к ним, в Башню. Оставить вольные дороги реальным пацанам.

Помню, как мы с ним смеялись.

Вот ведь... Хотел бы я еще услышать, как он смеется.

Хотя бы раз.

С любой вечеринкой так: самые крутые парни всегда уходят слишком рано.


«Ва-банк»[]

Здорово, малец!
Знаю: я нечасто тебе пишу. Но лучше так, чем никак.

Слова не идут. Конечно, я их нахожу. Но знаю, что не всегда те, что нужно. Все думаю, как сказать красиво. Думаю о том, как выглядеть получше, а не о сути дела. Вот для чего все это, Эйс. Вот для чего я тут с тобой разговариваю. Говорить проще, чем писать. А так, раз уж я взялся — выходит куда честнее. Как взаправду.

Видишь ли, в чем штука... Ты прости, конечно, что так вышло, но... с тобой я могу поговорить только у себя в голове. В сердце... Вот оно теперь как.

Отец и сын.

Кейд и его непоседливый Эйс.

Чем я тут занимаюсь?

Реальность — такая штука: никогда не знаешь, с кем разговариваешь. Вот ведь... Может, сам с собой. Может, со "следующим мной".

Эй, привет, я! Шикарно выглядишь! Прости, что не можешь вспомнить всего, что не можешь вспомнить. Такая уж у нас, экзо, доля. Хотя, если ты — это новенький я... кое что ты должен знать.

Я не хотел, чтоб так вышло. ТЫ не хотел, чтоб так вышло.

Я прямо так им это все и сказал... Большому З. Икоре. Банши. Аманде. Пацану Джимми из лапшичной... В общем, что если кто когда-нибудь найдет этот Склеп Глубокого Камня...

...То я играю только до шести, и точка. Понятно? Все. Точка.

Наверное, есть просто в числе 7 что-то, от чего меня всегда воротило. Несчастливое оно там, или затертое — не знаю. Короче, не мое это число. Так что, парень, если у тебя погоняло с семеркой — претензии не ко мне. Значит, кто-то сыграл не по правилам.

Ты уж разберись, а?

Если ты не слушал предыдущих моих записей — с чего началась вся эта движуха — отыщи их. Послушай. Тебе, может, не по нраву выслушивать лекции от неизвестного отражения, но поверь мне на слово... Кем бы ты ни был, ты можешь стать лучше. К тому же...

Есть еще и записки. Вот только не называй их "дневником". Дневником их звала одна моя знакомая с тремя глазами и нездоровой любовью к глубоким норам и ночным кошмарам. Не стоит ей уподобляться. Короче...

Ладно, Новый Я — если это, конечно, ты — как бы там ни было, в конечном счете это тебе выбирать, кем быть и как жить. Надеюсь только, что я смогу тебя малость направить в нужном направлении. Как меня направил "прежний я".

И когда ты доберешься до того места, где рассказывается про моего сынишку и любимую женщину — про моего Эйса и мою Даму...

Знай, что они — и твои тоже. По праву твои. Потому что они... мой подарок тебе. И лучше уж тебе оказаться его достойным. И если, добравшись до того места, ты не почувствуешь то же, что и я — что под всеми этими проводами у тебя внутри есть еще одно слабое место, то... Если ты — это и правда я, значит, мы с тобой ни капли не похожи. А это значит, что все пошло не так, как надо.

В хорошем смысле или в плохом — не мне судить. Мое дело — дать тебе инструменты. А ты уж сам делай из себя человека.

Это и к тебе, Эйс, тоже относится. Если ты меня слышишь.

Да что уж там. Это вообще к любому относится. К незнакомцам. Старым друзьям. Новым врагам...

Учитесь на моих ошибках. Будьте лучше, чем я. Потому что, кем бы ты ни был, обидно, если мы не смогли бы поладить.


«Последний кон»[]

Честь. Такая с ней засада: каждый понимает ее по-своему.

Это как слово дать... Слово — значит слово. Ты его ДАЛ. Тебе его и ДЕРЖАТЬ. Держи слово — и, как бы там еще ни было, в этом и будет она, твоя честь. А честь — уж поверь мне, парень...

Честь — это важно. Честь — это само по себе оружие. И защита. Спроси Завалу. Спроси Икору. Спроси Саладина с Шаксом — этих на тему чести вообще не заткнешь. Спроси лучших из Стражей.

Если держишь свое слово — тебе будут доверять. А доверие... Доверие трудно заслужить и легко потерять. Давай слово. Держи его. И тогда в самой паршивой ситуации обнаружишь, что у тебя есть друзья, которые помогут.
И даже если их нет. Даже если ты остался один, все против тебя, и по всему выходит, что пора тушить свет... По крайней мере, напоследок ты будешь знать, что, когда было нужно, ты поступал правильно.

Нет, я, конечно, понимаю. "Правильно" — как честь: понятие растяжимое. Как жизнь. Как время.

Но что-то меня на лирику понесло. "Разглагольствую как варлок" — так бы у нас про это сказали. Нет, я не специально — но временами все же думается: есть смысл в том, что они говорят. В том, как они это говорят. Гляди ж ты: вот он и очередной урок...

Умей ценить других.

Какое, по идее, мне может быть дело до титановских заморочек или до варлокской болтовни? Где они, а где я? Однако ж в этом-то и весь смысл.


«Карты вскрыты»[]

И вновь о чести. Вновь об Андале.

Он был мне братом. Не в прямом, конечно, смысле. Но я так скажу: семья, которую находишь по жизни, частенько оказывается более настоящей, чем та, что, как ты думал, и была... Нет, забей. Андал был мне братом. И точка.

Таникс был четвероруким гадом, убивавшим охотников, и он... Мда.

Мы с Андалом... поспорили. Вот только "поспорили" — не то слово. Мы были охотниками. Так что это было кое-что посерьезнее. Мы заключили пари.

Пари с большой буквы.

Я с ним. Он со мной.

Убить Таникса — или сдаться в "Авангард". Выследить того, кто открыл на нас охоту, и победить его — или сесть на цепь. Этого требовала наша честь. Слово, которое мы дали.

Мы, охотники, заключали Пари с черт знает каких времен. Есть куча легенд про самое первое Пари, но как узнать, какая из них — правда, если это было черт знает когда черт знает с кем?..

Первое Пари было тогда, когда кто-то из охотников впервые...

И — да, все это, конечно же, было задолго до того, когда они придумали называться "охотниками", "титанами" или "варлоками". Еще во времена Восставших. Избранные тогда были каждый сам за себя — никакого тебе кодекса — и даже и не думали объединяться, что бы там их призраки им не твердили. Те, в ком первыми зажглась искра, нередко оказывались не столько приличными людьми, сколько тиранами, заботящимися лишь о самих себе.

Попроси как-нибудь, расскажу тебе о "полководцах". Ха! Были когда-то такие крутые парни, по первому разу воскрешенные. Решили, что, раз у них есть Свет, значит, им все позволено... Или "дозволено"? Короче. Не люблю таких. Хотя кто любит? Что, не в ту степь меня понесло? Короче...

Кто-то там из тех, кто теперь зовутся охотниками, поспорили на свою честь. Которая из легенд про это — правда? Про прыжок через долину Тувела? Про состязание с Гонцами тени? Про Полуночную дуэль? Про последний бой Кубы Сула? Про Первую вылазку налетчиков? Про Вторую вылазку налетчиков? Никто не знает. Тем более я.

Но кто бы там из них ни был первым, это не важно. Каждый из них был первым. Каждый из них своим Пари задавал тон всем последующим. Главное то, что если один охотник предлагает Пари, а другой соглашается — то все. Деваться некуда. Оно с тобой навсегда. Я не про метафизику. Я тебе не варлок какой. Речь идет о чести.

Принять Пари значит дать слово.

В общем, мы с Андалом заключили Пари, скрепили его и этим сами себя обрекли, потому что не подумали о моей нереальной самоуверенности.

Наверное, именно из-за нее у меня вечно все идет под откос...


«Победитель получает все»[]

Таникс оказался не так прост.

Но проблема-то даже не в том — хотя в тот момент мы думали иначе.

В чем проблема? В том, что этот гад ДО СИХ ПОР не так прост. Он, конечно, не Страж, но парень столько раз умирал — и не умирал — что я уже со счета сбился. Я лично его "убил" дважды. Во второй раз хотел даже сделать контрольный в голову — и это после всех тех дырок, что я ему в груди наделал! И в шее. И в животе. И в черепушке. Но его громилы успели вперед меня и утащили все, что от него осталось.

Но второй раз — это все фигня. Ну, то есть, не фигня, конечно, но важнее то, что было в первом раунде.

Когда мы с Андалом поспорили, это был, скорее, не спор, а пари. Пари с большой буквы... Нам обоим не терпелось выследить Таникса и отплатить ему по полной. Мне повезло найти его первым. И что я его убил, мне тоже повезло. Думал, что повезло.

Все тогда так подумали.

Закатили вечеринку. Даже Осирис заявился. Они с Глашатаем тоже пытались найти Таникса — отправили по его следу Сэйнта-14. Сэйнт, конечно, Титан что надо — но мы-то были охотниками! Где ему было за нами угнаться!

Теперь думаю: может, лучше бы это мы за ним не угнались.

Андал сдержал слово — вступил в "Авангард". Я пытался его отговорить. Мол, мы, когда заключали Пари, были малость не в себе... Нас с Широ потрепало, Ниан погибла, Лаш был ни к черту — оба мы были на взводе, мол, выпили лишка. Андал сказал, что это все чушь. Да я и сам это знал. На самом-то деле.

Пари — оно и есть Пари. Пойти на попятную было бы позором — любой охотник посчитал бы Андала трусом. Даже я. Хотя в лицо я бы ему об этом никогда бы не сказал. Но он бы почувствовал.

Когда он ушел в "Авангард", наши отношения стали... напряженными. Я сам, конечно, во всем виноват. Мне его не хватало. И тошно было смотреть, как лучшим среди нас бунтарем и смельчаком помыкают какие-то там бюрократы. Но со временем все наладилось. Если человек — твой брат, нельзя на него вечно злиться, так уж оно заведено.

Все стали привыкать к новому раскладу. И нам наконец-то поперло. И перло, и перло...

Какое-то время.


«Блеф»[]

Я не мастак проигрывать. Такой у меня характер. Стараюсь этого не делать. Изо всех сил.

Странно, конечно, звучит, но... все это имеет прямое отношение к моей Даме. Королеве моего сердца. Вот только давай без шуточек на тему Рифа! Даже не заикайся. Ни о той ведьме, ни о ее ведьмах, ни о ее ушлепке-братце... Я серьезно.

Та Королева — не чета моей Даме.

Моя Дама — это любовь.

Моя Дама — это мое сердце.

Моя Дама — это... это трудно объяснить.

Она — мое воспоминание о любви. Все, что понимаю о любви... существует только благодаря ей.

Но ее со мною нет. Ее уже давно нет. У меня осталось только чувство, что приходит, когда я представляю ее себе... и я так рад этому.

Но это непросто.

В жизни столько приходится терять. В любой жизни. Во всех наших жизнях...

Но эта жизнь... Этот наш Последний город, конец времен, и все такое...

Такое чувство, что каждая наша победа - лишь еще одно поражение.

А, забудь. Все это, на самом деле, чушь. Уж если я во что и не верю, так это в безвыигрышные ситуации. В смысле, я же всегда выигрываю. Непременно выигрываю. Можно даже сказать, что выигрывать — моя специальность. Одна из. Одна из МНОГИХ моих специальностей.

А вот предаваться пессимизму — точно не она. Ну прямо совсем не мое. Я оптимист до мозга костей! В большинстве ситуаций. Почти всегда. Совсем "всегда" слишком быстро приедается. Короче, по большей части я — прямо душа компании.

Что, не верится? Конечно, когда я тут тебе, считай, уже одиннадцатый том накропал о печальной истории своей жизни. Или десятый? Короче, если ты дочитал до сюда, значит, ты крут. Я бы не смог.

Но о чем это я? А, точно...

Об оптимизме.

Мне его не занимать. Особенно по мнению не скажу кого. Но да... Каждый новый день — это уже само по себе чертовски здорово. Нам чертовски повезло. И нужно об этом помнить. Ценить это. Дышать полной грудью. Нельзя это недооценивать.

Хе. Знавал я одного Варлока, который говорил "недоцеливать". Типа, речь о прицеле. Типа, "не-до-це-ли-вать". Умнющий был мужик. Хотя, кто знает, может, и нет. "Недоцеливать". Хе. Ну и бред. Прямо как его девизы.

Ладно, Кейд. Не отвлекайся...

Каждый новый день. Чертовски ценная вещь. Дышать полной грудью. Ценить это. И никогда не забывать...

Что жизнь всегда даст тебе под дых.

Поэтому когда гибнут друзья... Когда уходят братья... Когда твоя Дама... Когда ее...

Когда теряешь то, для тебя важно... Знаешь, многие находят в этом что-то — что-то, из чего можно извлечь пользу. Из этой боли. Из этой утраты. Они как-то умудряются превратить это в стимул — во что-то полезное.

Вот только я — не из таких.

Пережить это помогает моя Дама. Потому что такой, как она, больше нет. Она была доброй. Как иначе. И я... да, я в это верю.

Изо всех сил.

Когда на душе тяжело от мыслей обо всех, кого я потерял, я думаю о ней — и это просто перевешивает все остальное.

Вот, как много она для меня значит. Вот, как многого я вместе с ней лишился... Почти всего. Осталась черная дыра.

Которая засасывает все дурное. Вот как я справляюсь со своими проблемами. Может, это и не лучший вариант. Но так у меня заведено. Для меня это работает. И мне от этого хорошо. Хорошо от мысли о ней...

Мне. От этого. Хорошо.

И больше уже не больно.


«Проигранный кон»[]

Я так старался помочь тебе меня понять. Но заодно и рассказать о том, что меня... гм... пугает. На самом деле, я боюсь только одного. Проиграть. Утратить что-то, что было твоим. А я не мастак проигрывать, я это знаю. Я бегу от таких ситуаций. Бегу на полной скорости. Есть те, кто не бегут. Те, кто принимают поражение. Но все, что я тебе рассказывал о моей Даме — правда; она — моя защита.

А еще — мой вымысел.

Уже не помню, когда именно я ее выдумал. Или даже... Не помню, когда именно решил поверить в то, что у меня была жизнь, которую я никогда не знал и которая никогда не сможет стать частью меня. Было ли это в этой жизни? Что заставило меня утешать себя сказкой? То, что меня вернули к жизни в качестве Стража — или то, что прежний я сгинул без следа? Возможно, и то, и другое. Пожалуй даже, так оно и есть. Но я не уверен.

У меня и правда есть обрывки воспоминаний о том, кем я был до того, как стал Стражем. Но это именно обрывки, образы людей и мест из моих снов — или из того, что видишь за секунду до воскрешения.

Я вижу в них образ женщины, и она — это все, что я знаю о своей давным-давно утраченной жизни. Я чувствую, что люблю ее. Что это? Живая любовь из прошлого? Или пустая привязанность к этому прошлому? Я заставил себя поверить в то, что это вариант номер один. Я выдумал правдивую историю, чтобы закрыть зияющую дыру.

Мальчик. Женщина. Я их не знаю. Они не настоящие.

Но я хотел бы знать их. И хотел бы, чтобы они обрели реальность.

Они — лучшее, что я мог припрятать в рукаве на случай, когда все обернется против меня.

Для меня они стали настоящими.

Я влюбился в свой вымысел, и выдумал легенду, чтобы позволить себе чувствовать.

Сказать по правде, все это было только ради меня самого.

Когда меня оживили, я был страшно одинок. Сломлен. Мой призрак пытался меня утешить. Но эта новая жизнь казалась пустой. И я бежал от этой пустоты.

Но эти воспоминания... Они как мечты, звали меня за собой. Манили чем-то большим, чем бесконечная война и страдания. Поэтому я цеплялся за них. Выдумал свою легенду. И это помогло мне стать лучше.

Есть те, кто с этим бы поспорил. Те, кто скажет: "Хорошие поступки, выстроенные на лжи, ничего не стоят". Но я так не считаю. Я считаю, в нашем мире нужно искать в себе все самое лучшее, и держаться за это. И я так и поступил. Я отыскал то, что было для меня важно, и сражался за это.

Не будь у меня моего Эйса и Дамы, чтобы слушать меня, слышать меня, наблюдать за мной... кто знает, кем бы я стал?

Я знаю.
Знаю: велик шанс, что тот, другой я, был бы совсем не добр.

Поэтому вот он, мой тебе подарок: твой шанс. Взгляни на мою жизнь. Взгляни на мои слова, мои поступки. Взгляни на то, как одна лишь мысль о другой, бесхитростной жизни и о чистой, искренней любви — пусть это была выдумка — вела меня вперед, направляла меня...

Подумай об этом — и найди то, что поможет тебе держаться.

Возможно, мой рассказ не назовешь чистосердечной исповедью, но все же...

Это ведь и не исповедь.

Это — предупреждение.

Отыщи путь к лучшему, что в тебе есть, и следуй им. Иначе тебя ждет путь одиночества. Не забывай об этом никогда.

Иначе придется мне вернуться.

И надрать тебе задницу.

Ну, бывай, приятель!

— Кейд-6

Advertisement