Destiny Wiki
Advertisement
Destiny Wiki
1647
страниц
Poslednie dni

Мистер Че[]

«Ну все, на сегодня мы закончили, – произнес Артер, улыбнувшись своим ученикам. – Напоминаю, что это наша последняя встреча в стенах школы. Начиная со следующей недели все занятия будут проводиться в Облачном ковчеге. И на уроках изобразительного искусства мы будем изучать цифровую скульптуру! Здорово, да?»

«Мистер Че, я не люблю изобразительное искусство! – топнула ногой Сьюза. – Зачем нам перебираться в компьютер? Мне нравится наша игровая площадка».

Артер тяжело опустился на табуретку. В его классе учились дети в возрасте от четырех до семи, и некоторые были умнее, чем он сам в эти годы, но никто из них не был готов осознать возможность уничтожения человечества. «Вы все знаете, что флот Пирамид возвращается, – проговорил он, но не увидел понимания в глазах учеников… Они слышали об этом, однако вся тяжесть этой новости от них ускользает. – Это страшные злодеи, и они могут нам навредить. Поэтому мы спрячемся глубоко под землей, где нас будет очень трудно найти. Но под землей мало места, и там нечем заняться. Поэтому мы все ляжем спать и отправимся в Облачный ковчег, где продолжим учиться и играть с друзьями».

«А это больно?»

«Нет, Кейдзи. Помнишь, как мы ходили в Облачный ковчег слушать истории? Это то же самое. Мы уже много раз это делали».

«А мы сможем вставать, чтобы сходить в туалет?» – спросил кто-то, но Артер не заметил, кто именно. Кажется, это был голос Качелы.

«Нет, мы же будем все время спать», – напомнил он.

«Но мы же тогда обкакаем постели!» – в голосе Качелы было столько возмущения, что Артер с трудом сохранил серьезное выражение лица.

«Все будет хорошо. У каждого будет своя капсула для сна – прямо как у Основателей! – пояснил Артер и тут же перешел на заговорщический шепот. – Она справится с вашими какашками за вас».

«Фу-у-у!» – протянул хором весь класс. Артер знал, чем отвлечь детей, чтобы они забыли о своих страхах.


Сехриш[]

«Хиро, ну сколько можно? Повесь наконец семейное фото на стену, – распекала Сехриш своего мужа. – А ты, дочка, сбегай на рынок и…»

«Мам, – перебила ее Валла, – нам через два часа нужно быть на месте».

«Беги на рынок, – продолжила она, потрясая почти пустой жестяной банкой. – Купи зиру и кардамон. У нас кончается гарам масала».

«Мы отправляемся в изоляцию. Специи нам не понадобятся!»

«Да ну? У нас ведь в коридоре щиток, в котором постоянно что-то ломается, так?» Электрощиток в квартире Танака удивительным образом являлся причиной 90% всех перепадов напряжения в квартале. «Что, если Облачный бродяга придет его чинить, а? И захочет сделать себе вкусный обед в награду за труды. Неужели мы не оставим Рохану побольше припасов на кухне?»

Валла посмотрела на мать с недоумением, ошарашенная ее логикой: «Если он захочет пообедать, пусть возьмет себе чана масала из пищевого принтера. Все будет нормально!»

«Не будет, – ответила она дрогнувшим голосом. – У этого агрегата нет души. Готовить надо с любовью. Вкладывать в блюдо частичку себя».

«Ты ведь знаешь, как это важно для нашей общины. Для всего города! – сказала Валла, бросив рюкзак у двери. – Ты голосовала за изоляцию!» Она ожидала услышать от матери очередной логический парадокс, но вместо этого Сехриш ссутулилась и задрожала. Девушка не сразу поняла, что ее мать плачет.

«Мы с твоим отцом подали заявку на эту большую квартиру, когда я была беременна тобой, – проговорила она, вытирая слезы. – Но у нас ушло столько сил и времени, чтобы тебя вырастить, что мы так и не успели привести свой дом в порядок. Разве можно уезжать, когда у нас здесь еще так много дел?»

«Ну что ты, мам», – сказала Валла, крепко прижавшись к матери, и почувствовала, как большие руки обнимают их обеих, а затем ощутила запах папиного лосьона после бритья.

«Эта жизнь в компьютере… Там я не чувствую себя дома», – тихо пожаловалась женщина.

«Все правильно, Сехриш, просто еще рано, – мягко пробормотал Хиро. – Чтобы место стало для тебя домом, нужно вложить в него частичку себя».


Тино[]

«Ради Основателей, Тино, – недовольно фыркнула Кэлли. Виртуальный зал для совещаний был оформлен так же уныло, как настоящий, и аватар ее собеседника выглядел в этом окружении довольно экстравагантно. – Я не буду с тобой общаться, пока ты выглядишь как мандала. У меня от тебя голова болит».

«Это наше будущее! А ты мне не начальница», – услышала она в ответ и, отмахнувшись от него, повернулась к графику. Остальные медтехники сделали то же самое.

«Они правда хотят, чтобы мы приняли столько людей за одну смену?» – спросила Таммия, извлекая копию файла с графиком и помещая ее в свою руку. Добрая половина работников уже вовсю использовала «виртуальные татуировки», чтобы держать важные записи под рукой.

Тино оживился, учуяв возможность посплетничать: «А ты еще не слышала? В прошлую смену в Уэйксайде был один случай анафилаксии. Какой-то дурень забыл предупредить сотрудников, что у него аллергия на моллюсков».

«Но ведь новые ингибиторы катепсина создают из устриц».

«Именно, – подтвердила Мику, и руки ее аватара замерли. – Ему ввели препарат глубокого сна, и он раздулся, как рыба фугу. Заблевал все вокруг! Хорошо, что я тогда подключилась по удаленке, потому что вонь наверняка была жуткой». Тино включил видеозапись.

«Неужели люди не понимают, для чего мы задаем им эти вопросы?»

«Ну все, хватит!» – прикрикнул на подчиненных Бижан, сидя в виртуальном кресле за длинным столом. Даже в Облачном ковчеге их руководитель сохранил свой ледяной взгляд. «Люди напуганы, они все забывают. Такое может случиться с каждым. Ведите себя профессионально и просто делайте свою работу».

«Но мы уже отстаем от графика, босс. А из-за таких, как он, все тормозится еще сильнее», – пожаловалась Таммия.

«Я понимаю твое недовольство, – сказал Бижан, распределяя график между сотрудниками. – Но мы – медицинские техники. Люди рассчитывают на нас. Мы должны проявлять сочувствие – вот что самое главное».

«Хорошо сказано, босс», – вставил Тино.

«И кстати, Тино… В свободное от работы время можешь выглядеть как угодно. Но у нас пять миллионов напуганных пациентов, которых нужно успокоить, и пока мы с ними не закончим, спрячь свои фракталы и верни обычное лицо».


Каис[]

«И тут Марко посмотрел на меня глазищами размером с дуриан и сказал: "Нет, дедушка, я плыву!"» – закончил свой рассказ сеньор Мендоса. Шутка была такой глупой, что было невозможно не рассмеяться. Поведение старика сразу же изменилось. Он устроился в кресле поудобнее, откинулся на спинку и больше не сверлил взглядом Каис, словно она была гарпией в человеческом обличье. «Надо сказать спасибо начальнику, – подумала она про себя. – Лучший способ успокоить пожилого пациента – расспросить его о родных».

Он смахнул слезу, хлопнул ладонями по ее столу и сказал: «Значит, вы собираетесь меня заморозить?»

«Это распространенное заблуждение, – ответила Каис. Она потратила несколько недель на попытки развеять этот миф, но термин "заморозка" быстро прижился. – Это что-то вроде зимней спячки. Мы понизим температуру вашего тела и замедлим обмен веществ, но ваше сознание будет бодрствовать в Облачном ковчеге».

«О! Я в свое время цеплялся к Ковчегу. Правда, давно это было. В основном общался с правнуками по видеосвязи, – сказал он, поерзав в кресле. – С моим сколиозом тяжеловато кататься на монорельсе».

«К Ковчегу уже давно никто не "цепляется", сеньор Мендоса, но вы сможете повидать своих внуков, как вживую».

Она включила смотровую стену и вывела изображение Неомуны, вот только…

«Без облаков?» – спросил он и удивленно присвистнул.

«Мы называем это место "зоной высадки". Перед вами точная копия города. Законы физики те же, только погода лучше. На первых порах вы будете жить здесь, привыкая к Облачному ковчегу. Мы создадим точную копию вашего нынешнего тела. А когда освоитесь, сможете пройти обучение, чтобы изменять свой аватар, создавать новые пространства и даже исследовать глубины Ковчега, если вы любите приключения».

«Что ж, звучит заманчиво. Только вот насчет тела. Это будет… э-э… абсолютно точная копия?»

«До последнего нейрона».

«А от сколиоза меня избавить сможете?»


Адинью[]

Адинью старательно орудовал ложкой, выскребая остатки пудинга из уголков рамекина и отправляя их в рот. Пусть он уже сполна насладился прекрасным вкусом лакомства, но сердце требовало еще. Он бросил взгляд на последнюю миску на стойке.

«Не вздумай, – сказал Паоло, не отрываясь от чтения романа. – Оставь мне хоть один из этой партии».

«С таким подходом ты точно не найдешь себе более подходящего мужа».

После этих слов Паоло отложил книгу, пересек комнату, обнял своего супруга сзади и сказал: «Так. Сначала заедаешь стресс, а теперь еще занимаешься самоуничижением. В чем проблема?»

«Волнуюсь за свой рейтинг популярности, – ответил Адинью и слегка расслабился, почувствовав, что привлек к себе внимание. – В следующем году будут выборы в совет города, а изоляция означает серьезные перемены. И поскольку я отвечаю за загрузку…»

«Ты хорошо справился. Провел референдум, и он показал, что люди хотят защитить родных и близких. Все готовы внести свой вклад в общее дело. Так в чем проблема на самом деле?»

Адинью посмотрел на поука, лениво парящих на ветру за окном. Он со стуком положил рамекин и ложку в скрабер, и резкий звук вернул его к реальности.

«Во всем этом… – ответил он и обвел жестом равнины, шпили и каньоны города, залитые неоновым светом. – Мы собираемся оставить в прошлом пять миллионов жизней». Он проглотил комок в горле. «Но что, если Пирамиды не вернутся? Что, если мы ошиблись? Что, если я ошибся?»

«Значит, ошиблись, – рассмеялся Паоло и приподнял подбородок Адинью ладонью. – И пока никто не умер. А вот если мы будем сидеть сложа руки, это точно станет серьезной ошибкой…»

После долгого молчания Адинью наконец кивнул. Он обнял мужа в ответ, и они какое-то время вместе смотрели на поука.


Магнолия[]

«А ты не можешь присутствовать здесь не виртуально?» – спросила Ава. Она не могла смотреть в глаза цифровой проекции… Правда, у нее также не было уверенности, что она сможет взглянуть в глаза живому человеку, но напоминание было слишком наглядным.

«Не могу, – честно сказала Мэгги. – Но могу попросить другого работника службы доверия, который еще не успел загрузиться. Придется подождать несколько минут. Не возражаешь, если я побуду с тобой, пока меня не сменят?»

Принять решение было сложно. «Ну ладно», – наконец сказала Ава.

Магнолия села… Точнее, изменила положение своей виртуальной проекции, чтобы она оказалась на уровне глаз Авы – чуть выше дивана. Окинув взглядом квартиру, она заметила знакомый рисунок.

«Ого! Это правда старинный плакат Raid Invader?»

Ава слегка пошевелилась. Спустя некоторое время она кивнула: «Да. От дедушки достался. Его давали за предзаказ самой первой игры».

«Это круто. Сейчас же по ней сериал снимают. Ждешь его? Пурнади Хассан идеально подходит на роль Дюрандаля!»

«"Азартодром" организует вечеринку для совместного просмотра этого сериала, когда мы все будем…» – она хотела сказать «будем в Облачном ковчеге», но не договорила.

Ава вздохнула. Снова повисла пауза.

Прошло несколько минут.

Ава сделала глубокий вдох и сказала: «Мне страшно. Понимаешь?»

«Да», – кивнула Мэгги.

«Приближается конец света, а мы решили спрятаться в сети».

«Спасать мир – не твоя задача», – сказала Мэгги, положив виртуальную ладонь на руку Авы, и она почувствовала на коже покалывание от наэлектризованных частиц.

«Но миру все равно конец. Почему мне не покинуть его немного раньше?»

Мэгги пожала плечами и ответила: «Потому что тогда ты не посмотришь крутой сериал по Raid Invader».

«Жить ради нового сериала? Это как-то… – Ава покачала головой, – тупо».

«Ну и что? Жизнь вообще довольно тупая штука, – возразила Мэгги, окинув комнату широким жестом. – Иногда можно просто расслабиться. И если тебе для счастья нужны ступеньки, по которым ты сможешь идти шаг за шагом, – почему бы и нет?»

Ава осторожно посмотрела на виртуальную собеседницу. «А если у тебя все наладится, – продолжила Мэгги, – займешься спасением мира на следующей неделе».


Рихк[]

Рихк вытянул руку вперед и поймал дубинку, а затем навалился на подозреваемого всем весом фрейма и увидел, как тот падает на землю. «Уймись!» – крикнул он. Снова использовать настоящие руки было непривычно – пусть это были и не его руки, а манипуляторы охранного фрейма, которым он управлял из Облачного ковчега. В любом случае Рихк уже не особо горел желанием их использовать.

Когда нападавших обезвредили, виртуальные граждане, ведущие следствие, прошли внутрь вместе с отрядом фреймов, чтобы составить опись украденных припасов. В комнату вошла коммандер Дзинье собственной персоной. Рихк тотчас вытянулся по струнке.

«Не ожидал, что вы будете присутствовать лично, мэм».

«Я пришла посмотреть, что здесь осталось полезного, констебль». Он ожидал, что она подойдет к полкам, доверху набитым нанитовой смесью, питательной пастой, аккумуляторами и сборщиками. Этого добра хватило бы на несколько лет дюжине уклонистов, скрывающихся от властей. Но вместо этого Цэ подошла к лежавшему на полу подозреваемому и спросила: «Веселый выдался денек, правда?»

«Вам не загнать нас под землю!» – выпалил тот в ответ. В его глазах пылало презрение. Он уселся перед грудой припасов, украденных из городских магазинов.

Дзинье протянула руку, чтобы помочь ему встать, но тот ее оттолкнул. Это был диалог надежды и ненависти, но за позерством мужчины скрывался страх.

Коммандер вздохнула и вновь повернулась к фрейму Рихка. «Он просто напуган, мэм», – сказал ей Рихк.

«Мы все сейчас напуганы, констебль. Но эти культы несогласных… Эти люди готовы умереть ради привычного образа жизни, вместо того чтобы привыкнуть к новой реальности и спастись, – сказала Дзинье, и ее обычно бесстрастное лицо скривилось в ухмылке. – Им плевать, что из-за их действий могут погибнуть все остальные».

«У меня сестра работает в службе психического здоровья. Говорит, им сейчас очень туго, особенно без поука. Что будем с ними делать?»

«Советник Адинью разрешил погружать в криосон тех, кто не хочет отправлять свое сознание в Ковчег».

«Проспать все это вместо того, чтобы помочь остальным? – фыркнул Рихк, поднимая подозреваемого, который, слушая их разговор, растерял остатки показной храбрости. – Вы правда считаете, что кто-то на это согласится?»

«Возможно, – ответила она, направляясь к выходу. – В любом случае у нас нет времени на поиск других решений».


Гвиннит[]

«В том, что полгорода дрыхнет, есть как минимум один большой плюс, – начала свою речь Гвиннит. – Это отсутствие очереди у барной стойки!»

Остальные члены ее бригады одобрительно застучали по столу, опустошая свои рюмки. Мадука обдирала горло, как охваченные пламенем розы. Последняя смена разгрузила, отремонтировала и отправила заключительную группу автоматических сборщиков в облачные просторы Нептуна. К тому моменту, как беспилотники вернутся домой, доверху набитые льдом и микроалмазами, собранными из вихрей, профсоюзу докеров придется придумать, как их разгружать, находясь при этом в Облачном ковчеге.

«Ух, это будет круто! – воскликнул Рашад, отковыривая наногерметик, которым обычно замазывал порезы. – Больше никакой возни с жидкостями! Я уже попросился в десятидневный отпуск. Буду играть в симуляторы до посинения!»

«То есть ничего нового не придумал, – съязвила Пенни. Гвиннит всегда удивлялась тому, как быстро она приводила себя в порядок после смены. – Я не стану тратить время на детские шалости. Совет заказал кучу новых стандартных аватаров, чтобы люди могли их опробовать. У меня подруга создает симуляторы, и она сейчас заканчивает шикарное тело – черную вдову».

«Ты хочешь стать пауком?!» – покачал головой Бер.

«Чтобы было вдвое больше рук? Еще бы! А если снова будешь на меня гнать, я тебя съем!»

«Бер, а у тебя какие планы?»

Он покачал головой. «Не знаю. Мы с Джаей только что поженились. Она сказала, что не хочет детей, но я все же попробую уговорить ее завести ребенка. Но вот вопрос: если мы будем в криокапсулах… это вообще возможно?»

«Скажу по опыту: еще как возможно», – сказала Пенни и откашлялась, опрокинув третью рюмку.

«А чего это вы все квасите? Я думала, мы будем ужинать», – ошарашенно спросила Муниба, застыв в дверях.

«У нас есть повод, – возразил ей Рашад. – Это наш последний ужин в реальном мире».

«К тому же в Облачном ковчеге не бывает похмелья», – добавила Гвиннит.

«Я так понимаю, никто из вас буклет не осилил? – покачала головой Муниба. – Ваш мозг все так же будет использовать ресурсы тела. Заморозка просто замедляет биологические процессы».

«И что?»

«А то, что похмелье у вас все же будет. И продлится в ПЯТЬ РАЗ дольше».


Хазима[]

«Черт, – выругалась Хазима, глядя на желтые фракталы, расползавшиеся по раскаленной скороводе. – Яйца заглючили. Опять».

Лоу пришлось отвлечься от своего личного сервера и открыть информационное окно. «Ты их слишком сильно трясешь».

Хазима открыла метаданные сковороды и удалила бардак. «Я трясу их так же, как привыкла в Уэйксайде, – возразила она. – И надеялась, что ты исполнишь обещание и исправишь алгоритм жидкостей до открытия».

«С жидкостями все нормально, – раздалось ворчание Лоу. – Мы уже много веков умеем имитировать их поведение. Но ты хочешь, чтобы мы отслеживали относительное положение миллиарда частиц с учетом влияния температуры, изменяемой с течением времени. Причем для каждого ингредиента и в каждом блюде».

«Потому что это необходимо для приготовления блюд!» – вздохнула Хазима, облокотившись на прилавок. Создание виртуального ресторана казалось безумной затеей, но она, как и ее отец, была шеф-поваром, прекрасно готовила, и это было единственным, что она умела и любила делать.

Руки Лоу ловко пробежали по структуре каталогов, и на стойке появилась дюжина блюд из яиц. «Используй заготовки. Они идеальны».

«Вот почему люди ненавидят симулированную еду. Все омлеты одинаковые! Никаких различий, никаких ошибок, никаких счастливых случайностей. Люди не хотят есть идеал. Им нужно стремление к идеалу».

«Жаль, что они не могут съесть ощущения от работы с тобой», – снова раздалось ворчание Лоу.

Внезапно Хазима встрепенулась.

Пальцы Лоу потирали виски. «Прости. Не стоило так говорить».

«Нет, слушай. Вообще-то, это дельная мысль, – сказала она, загружая новые сковороду и яйца. – У тебя есть приложение для записи эмоций? Ну, знаешь, из тех, которые используют в терапии?»

«Да».

«Запусти-ка его». Хазима поставила сковороду на плиту, добавила масло и разбила яйца в миску. Она повторяла привычные действия, создавая простейшее блюдо, которое неизменно используется для проверки мастерства повара, и ее сердце наполняли знакомые чувства удовлетворенности и стремления к цели. А потом яйцо дало сбой, и на раскаленной поверхности снова появились фракталы.

Хазима поставила запись на паузу и загрузила отрывок своих эмоциональных переживаний в готовую фриттату, стоявшую на прилавке: «Попробуй».

Лоу удалось побороть свои сомнения, и осторожно подцепленный вилкой ломтик яичницы был отправлен в рот. На мгновение ощущение вкуса смешалось легкой дымкой записанных эмоций: радостью от теплых семейных воспоминаний и горьким разочарованием от неудач. «Это… что-то новенькое».


Фот0н[]

Волокна данных уходили в бесконечность, создавая реальность, заплетенную в шелковые нити… И Фот0н лениво проплывала между ними, сочетая данные, определявшие объективное существование с субъективным восприятием. В глубинах Облачного ковчега реальность стиралась, уничтожая границы между ее собственным «я» и кодом. Файловые запросы щекотали кожу, словно суетящиеся муравьи, и теперь благодаря изоляции она могла находиться здесь сколько душе угодно, позабыв о раздражающих потребностях материального мира. Ей больше не нужно ходить в туалет и придумывать поводы, чтобы отвертеться от вечеринки.

Она потянулась и вернула себя в исходное состояние, снова сосредоточившись на поверхности, где отбрасываемые данными тени создавали иллюзию знакомых улиц и зданий. Обычные люди цеплялись за эту видимость, не в силах отказаться от привычных форм, но именно здесь находились игры. Она открыла командную строку, выбрала сегодняшние аватар и пол, а затем окольными путями вернулась к улицам и площадям на поверхности Облачного ковчега.

Поверхности, которой, как он только что осознал, очень не хватало глубины.

Копии магазинов, мебели и растений из материального мира перемежались с авангардистскими творениями умелых мастеров Ковчега. Городской совет почти целиком воссоздал главный проспект, чтобы людям было проще привыкнуть к виртуальности, но зачем осваивать новый мир, если ты притащил с собой старый?

«О нет. Нет. Что-то не так», – произнес невысокий аватар, стоявший поблизости, едва сдерживая панику в голосе. Он выглядел как человек, если не считать жутко перекошенной левой скулы и неестественно изогнутой надбровной дуги.

«Спокойно, не стоит переживать. Тебе помочь?» – Фот0н подошел к растерявшемуся гостю. Судя по всему, искажения причиняли боль.

«Я не знаю, что сделал, и никак не могу это исправить!»

«Так, дыши глубже, сейчас мы тебя подлатаем». Судя по всему, смысл слов до него не дошел, но его симулированное дыхание замедлилось. О великие Основатели, кто вообще дышит в наше время? Фот0н открыл параметры аватара стоявшего перед ним человека и изучил их. «Понятия не имею, как тебе это удалось, но ты открыл расширенные настройки аватара».

«А ты можешь это исправить?»

«Без проблем, согильдиец. – Он загрузил последнее автосохранение новичка, и его аватар снова обрел привычный человеческий облик. – Наберись немного опыта, прежде чем использовать это меню, а если опять что-то пойдет не так, просто нажми вот здесь».

«Э-э… спасибо, согильдиец?»

«Все путем, – ответил Фот0н. – Мне было полезно вспомнить о том, что мы все когда-то начинали с нуля».

Advertisement