Destiny Wiki
Advertisement
Destiny Wiki
1647
страниц

Для призраков, побывавших в подземном мире.
― Внутриигровое описание

Оболочка "Гальгамеш" (ориг. Shell of Gilgamesh) - экзотическая оболочка призрака, которую можно получить завершив экзотическое поручение "Предвестие".

История[]

– Я не хочу этим заниматься, – твердо заявил Катабасис. Он сидел, свесив ноги с громадной колонны вексов на Нессе. Вдали взревели двигатели яхты Калуса. – Выполнять поручения время от времени – это одно…

Катабасис погладил маленький драгоценный камень, вставленный в имперскую монету – подарок, который он получил совсем недавно. Он не знал, можно ли отказаться от такого предложения, и, кроме того, сейчас, когда у Согласия заканчивались ресурсы, работа за пределами Города становилась все более прибыльным занятием. «Авангард» охотников больше не требовал от него отчетов, и поэтому «левачить» стало совсем легко.

Гильгамеш, призрак Катабасиса, взглянул на Стража и снова нырнул в тень «Левиафана».

– Доверие императора – не то, что стоит тратить попусту.

Ката и Гилли немало потрудились для того, чтобы заслужить его доверие. Они выслеживали дичь в джунглях Венеры. Добывали странных квантовых медуз среди бурь Сатурна. Ликвидировали предателей из Красного Легиона – тех, кто стремился отправить Калуса и его сторонников под суд Каятль. Катабасис всегда охотился посреди пустошей. Он не любил, когда враги теснятся, словно сельди в бочке, и сам не хотел стать такой сельдью. Крейсер Кабал посреди пустого космоса всегда казался ему хорошенько просмоленной бочкой, плывущей по океану. Бочкой, из которой некуда деться.

– Такое чувство, что теперь его бредни слушаю только я, – сказал Катабасис, пряча в карман монету. – Из-за дочурки он как на иголках. Из-за нее он забыл об осторожности. Легионеры, которых мы сейчас отстреливаем – это просто сброд. Калус уже не может найти никого стоящего.

– Все настолько плохо?

– Раньше единственная разница между Легионерами и парнями Калуса заключалась в политических лозунгах. Я не против политики, если она хорошо изолирована, но ведь тут мы имеем дело с Тьмой, дружок. Это неправильно. По-моему, не стоит в одиночку лезть в это дело.

– Ты можешь принять его предложение и объединиться с ним, или вернуться в Город и ждать приказов от пустого кресла, – фыркнул Гилли. – Подумай о том, что мы можем узнать. Те начинающие богоборцы, гонявшиеся за Стазисом на Европе, правы в одном: будущее выбирают те, кто обладает силой. Мы должны были завладеть ею вместе с ними.

– Я не хотел, чтобы моя история закончилась путешествием во Тьму… – усмехнулся Катабасис. – А, может, хотел… В последнее время я какой-то уставший.

– Свет слабеет, Катабасис. Я это чувствую. Он делит пространство с тем, к чему у нас еще нет доступа. – Гилли повернулся к своему Стражу. – Друг мой, нам нужен запасной вариант. Мы не первый день на этом свете. И нам всегда говорили – будь осторожен, не заходи во тьму. Но что произошло в ту же секунду, когда мы начали прокладывать себе путь среди теней?

Охотник повернулся к своему призраку.

– Мы стали сильнее, богаче. – В этих делах Катабасис полагался на чутье Гилли, и каждый раз призрак приводил его к новой тайне, к новым способностям. Гилли научил его обращаться с электрическим посохом, научил танцевать среди теней. За эти открытия пришлось дорого заплатить, на память о них остались шрамы, уроки, выученные на горьком опыте… Но что такое лишний шрам для бессмертного?

Advertisement