Destiny Wiki
Advertisement
Destiny Wiki
1647
страниц
Ничего не заканчивается

«Вечная цепь и еще один приз»[]

Тебе удалось получить «Слово». Воссоздать болезнь. Бессчетное количество раз проявить себя. И все же тебя ждет новое испытание. Не последнее. Далеко не последнее. Просто очередная глава очередной истории, которая свяжет твою легенду с теми, кто был прежде тебя.

Резил стремился изгнать кошмары. Йор щедро сдабривал пустошь страданиями и отчаянием, дабы на них взошла надежда. Я стал той надеждой. Мое пламя заставило шепот затихнуть. Для многих и легенда, и ее мораль заканчиваются именно в этот момент. Они ошибаются. И это опасная ошибка. Истинный урок Йора – да и Резила – заключался не в том, что на любую силу найдется большая сила. Его напутствие было куда более тонким и бесконечно более всеобъемлющим. Бедствия – катализатор эволюции. Ее движущая сила. Пройдя сквозь это горнило, мы изменились. Стали лучше. Стали сильнее. Стали чем-то большим.

Нынешние Стражи – не боги. Да и прежние Стражи богами не были. Мы – лишь звенья цепи, тянущейся от истока времен к концу всего сущего. Каждое звено впитывает силу других. Каждое звено сильнее предыдущего. Равно как я был «сильнее» Йора, так и ты сильнее меня. Смысл всего этого в том, чтобы части целого закалились, стали сильнее и крепче, потому что суровая реальность делает все, чтобы сломить нас, чтобы разорвать цепь, чтобы уничтожить отдельные звенья.

Но наша цепь крепка, потому что воины – такие как ты, такие как я – не настолько горды, чтобы отвергнуть прошлое. Оно – наш учитель, в него уходят наши корни. Это фундамент, на который опирается каждая наша победа. Это катализатор изменений. Здесь и сейчас я предлагаю тебе вновь подтолкнуть эволюцию – совершить еще один рывок к совершенству, нанести еще один удар в нашей войне против вымирания.

Это угловатое оружие было со мной в тот памятный день на Вялом хребте. Я спрятал его. Скрыл его тайны, запечатал его кошмары подальше – туда, где никто не смог бы услышать. Никто не соблазнился бы. Ныне оно молчит. Шепот почти не слышен. Но болезнь никуда не делась. Не сосчитать, сколько раз я думал о том, чтобы уничтожить его. Вывести угрозу из игры. Но я знал – у него есть великое предназначение. И я верю, что ты сможешь понять и исполнить его.

Улей готов на все, чтобы уничтожить нас. Оружие скорби – лишь один из их методов. Судьба одного из их инструментов ныне в твоих руках. Позволишь ли ты скорби пустить корни, а угрозе возрасти и поглотить любого, кто возжелает этой силы? Или же ты проложишь новый путь? Сможешь ли показать и Улью, и каждому Стражу, который последует за тобой, что скорбь не властна над нами? У тебя есть время, чтобы обдумать эти вопросы, но я знаю, во что верю я.

Мы сильнее наших самых потаенных страхов.

Мы были и будем подлинным...

Оружием Света.

– Ш.


«Плач по Каллуму Солу и песнь Каллума»[]

Плач по Каллуму Солу

Палач: Ты уверен?

Дол: Как никогда.

Палач: Я не прошу подробностей, но... План сработает?

Дол: Соблазн должен стать сильнее. Мы закинули крючок и зацепили их темные фантазии, но по-настоящему оценить потенциал тех, кто скрывается за Светом, можно, лишь указав им четкий путь к реализации самых темных желаний.

Палач: И что будет с теми, кто дрогнет? С теми, кто присоединится к моему безумному походу?

Дол: Мы поступим так, как предлагает твой тезка.

Палач: Проредим стадо.

Дол: Избавимся от слабых, чтобы остальные могли стать сильнее.

Палач: Что если ко мне примкнет больше, чем планируется? Что если мы затронем страхи, которые терзают нас всех? Люди, оказавшиеся на грани, легко поддаются ненависти.

Дол: Не людей мы собираемся судить, а их защитников. Во имя людей. Во имя будущего.

Палач: Не моего.

Дол: Смешно.

Палач: Шучу, пока могу. Как только я нарушу порядок, станет не до шуток.

Дол: Ты станешь самой темной Тенью... Ведь они так боятся, что всех нас постигнет эта участь.

Палач: И Авангард... они одобряют?

Дол: Нет. Говорят, что это представление подстегнет распространение ненависти.

Палач: Они не знают, что ты попросил меня.

Дол: И не узнают.

Палач: Я стану злодеем.

Дол: Только для тех, кто вовсе не имеет никакого значения.

***

Песнь Каллума Сола

Каллум: Я отбрасываю все, что некогда было мне дорого. Я возвращаюсь к себе первозданному. Нам не нужны имена из мертвых сказок. Мы есть – и мы всегда были – именно те, кто мы есть. Те, кого ненавидят. Те, кого боятся. Потерянные. Сломленные. Не Дреджен Йор создал нас. Орса и его глупцы хотели заставить нас поверить, что мы идем по пути истинной скорби. Я говорю: моя скорбь сравнима со скорбью Йора. Я говорю: она глубже и сильнее. Я говорю: за нами будущее, и это будущее не будет терпеть неудач, словно пыль на старом забытом хребте. Согласно Книге, наша участь – разрушение. Не изменение, не улучшение, не совершенствование. Разрушение. Путь к этой великой цели мы должны начать с самих себя. Мы должны заглянуть в бездну – с открытым сердцем и без страха принять ее суд наших многочисленных человеческих слабостей. Орса знает это. Как и Рок, как и все остальные. Они страшатся истинного суда. Они прячутся за собственными трактовками древних текстов Йора. Попытками понять они маскируют отсрочку того, что должно быть совершено. Больше никаких гамбитов. Никакого позерства. Никакого бегства от одиночки с Золотым пистолетом. Мальфур нам не помеха. Всего лишь отговорка. Хватит. С этого момента мы – те немногие, кому хватит смелости прислушаться к моим словам, – будем двигаться напрямую к бездне. И мы расправимся с каждым, кто попытается нам помешать.

Остальные: [одобрение]


«Ловушка лжеца»[]

Гамбит оправдал себя. Многократно. Стражи, присоединившиеся к играм Скитальца, оказались прекрасными подопытными и доказали главное: тени темной силы, соблазняющей нас, – не есть изначальное зло. На самом деле это всего лишь еще один инструмент, который необходимо использовать, если мы надеемся покорить неизвестность. Это невыполнимый трюк, который мы должны освоить в совершенстве, если хотим отвратить вечно давлеющую над нами угрозу уничтожения.

Аззир знал это. Давным-давно, задолго до всех остальных, он увидел путь; он просто не понял этого. Его сила и отвага обесценили сопутствующие опасности пути, по которому ныне движемся мы. Разница лишь в том, что мы знаем об ошибках Аззира. Мы можем, и мы должны учиться на них. Таким образом, небольшой обман был необходим, чтобы приблизиться к цели – к тому, чтобы увидеть путь Аззира до конца. Горько... но необходимо.

Мерзкий спорт, созданный Скитальцем, внушил многим Стражам уверенность, что они должны видеть тени самих себя, не сходя с пути и не пятная свой Свет. В этом же заключалась главная ошибка Аззира. Он без колебаний погрузился в бездну, сохраняя полную уверенность, что его воля достаточно сильна, чтобы отразить шепот и скверну. Но по одиночке мы обречены. Лишь вместе мы можем процветать в свете... и во тьме.

Это подводит нас ко второй пользе от Гамбита. Есть Стражи, которые могли бы освободить себя. Которые искали бы в тенях не только силу, но покой. Цель. Их заметили и направили. Кто-то ограничился силой, и, увы, финал был скор. Другие сами быстро растеряли свои амбиции, стоило только столкнуться лицом к лицу с жуткой правдой о том пути, на который они ступили.

В итоге многие Тени пали. Но все они были ложными пророками, заблудшими душами. Так или иначе – они рано или поздно впали бы в отчаяние. Уж лучше искушать их здесь и сейчас, контролируя и направляя, чем позволить слабовольным вклиниться в наши ряды.

– Ш.


«Самая темная тень»[]

Дол: Видел?

Рок: Каллума?

Дол: Да. Он отбросил свое темное имя и принялся проповедовать о наших слабостях. Он представляет нас жалкими трусами.

Рок: Он прирожденный оратор. Новые последователи к нему так и стекаются.

Дол: Их больше, чем я рассчитывал.

Рок: Столь многие боролись за то, чтобы однажды назвать себя «Дреджен», лишь затем, чтобы отбросить это имя, стоило кому-то напрямую обратиться к их злости и страху.

Дол: Ты удивлен?

Рок: Ни в коем случае. Пожалуй, разочарован. Удивлен ли тем, что невежды так легко попадают под влияние любого подстрекателя? Конечно нет. Более того, разве не за этим мы все устроили? Разве не поэтому Каллум взвалил на себя это бремя?

Дол: Все так. Деление все четче. Чем больше нас, тем больше последователей у Каллума. Когда мы с ними разберемся, тех, кто возьмется за оружие, станет еще больше. Слабые будут отбракованы, как и планировалось.


«Путеводная легенда»[]

Ты понимаешь свое место в происходящем? Понимаешь важность своих деяний? Герой Красной войны. Прокурор, адвокат и палач презренных баронов. После возрождения твоя легенда засияла еще ярче. Столько испытаний пройдено. Столько преград преодолено. Именно тебе предстоит показать всем остальным – каждому Стражу, каждому воину, каждой запутавшейся, безнадежной и сломленной душе, – что мы отразим любую угрозу. А для этого мы должны быть готовы. И должны в равной степени овладеть и Светом, и Тьмой.

Это отнюдь не значит, что мы должны предать себя теням. Отнюдь нет. Более того, мы поступим наоборот. Мы должны подчинить тени своей воле. Наполнить их Светом так, чтобы болезнь растаяла, а сила осталась. И когда они будут корчиться, шипеть и сопротивляться, мы будем уничтожать их до тех пор, пока сила не будет укрощена и покорена. И этот геноцид станет нашим первым шагом – от грани уничтожения к абсолютной власти как в этой системе, так и среди звезд.

И именно ты будешь нашим путеводным светом. Именно ты – сильнее всех нас.

– Ш.


«Выбраковка»[]

Дол: Пора.

Каллум: Я готов.

Дол: Назад пути не будет.

Каллум: Да. Я знал, на что иду.

Дол: И готов довести дело до конца без сожалений?

Каллум: Мы их вспугнули и расставили ловушки. Если мой конец будет означать успех в деле уничтожения поколения, уязвимого перед тенями, если так их можно будет вывести из игры, тогда я приму свой конец с радостью.

Дол: Отважные слова нет нужды произносить.

Каллум: А что Паола?

Дол: Твой Призрак все понимает не хуже тебя. Она в безопасности, с Роком. У нее новая оболочка... Она... печальна... но знает, что поставлено на карту.

Каллум: А это чей Призрак?

Дол: Неизвестно. Просто хлам в знакомом тебе корпусе. Сыграй свою роль, нанеси удар, а когда ты уйдешь, я запущу аудиозапись: ты станешь мучеником, а я – злодеем.

Каллум: А что если выяснится, что Мальфур и Орса – это один человек?

Дол: Не выяснится.

Каллум: Значит – вперед, так?

Дол: Всегда.

Каллум: Это честь для меня.

Дол: Честь ныне, прежде и во веки веков... для меня.

Каллум: Ты слишком добр. Береги себя, друг.

Дол: Обязательно, брат. Вернись к свету.


«Сияющий цветок»[]

«Роза» никогда и ничем не превосходила любое другое оружие своего времени. Ни скоростью выстрелов, ни мощью. Ее сила зависела от руки, что ее держит. Аззир был одаренным разрушителем, удивительным и могучим защитником. Как и положено в легендах незапамятных времен, его деяния, его привычки, его оружие и его приключения зажили в итоге своей жизнью. То же самое со временем случится и с тобой. Не знаю, задумывался ли он когда-либо о своем наследии. По правде говоря, не думаю, что он вообще задумывался о собственной смерти, пока не изменился – не стал Йором. Я часто гадаю, понимал ли он, какое чудовище породил, или даже в этой искаженной, темной, кошмарной форме он по-прежнему воспринимал себя как сиятельного воина, рыцаря, не щадящего живота своего ради защиты рассыпающегося замка? Возможно, Винсент знает правду, хотя я никогда не спрошу его. Слишком больно это – мучительная тоска по другу, которого потерял.

Смысл моих слов в том, что, пока мы идем каждый своей дорогой, нам приходится становиться «другими». Впрочем, тебе свойственна верность себе в каждом шаге. Ты всегда смотришь только вперед. Не боишься немыслимого риска. Не ради славы, а потому что по-другому никак. Потому что так все мы сможем пережить еще один день. И ты делаешь то, что должно. Раз за разом. Твоя легенда уже живет своей жизнью. Но то, что ты сделаешь дальше, твоя победа над Светом и тенью, откроет всем нам путь в будущее, где поколения будут подпитываться твоей силой.

Ты – цветок. Ты станешь источником вдохновения для историй, которые, в свою очередь, наполнят отвагой сердца бесчисленных героев будущих поколений. Ты – герой, которым я, и многие до меня, так и не смогли стать.

Светоч. Чемпион. Истинный и доблестный Страж.

– Ш.


«Долгое прощание»[]

Я сказал тебе, что все закончится, как только «Последнее слово» будет в твоих руках. Но это письмо, как и многое другое, – лишь еще одно испытание. Я дал тебе все возможные указания и всю возможную поддержку, но теперь тебе предстоит действовать самостоятельно без моей направляющей руки. Да, Авангард и другие твои союзники, старые и новые, будут рядом и поддержат, но, как всегда, твой путь – только твой выбор. Храни верность себе. Соберись с силами. Дерзко брось вызов бесчисленным угрозам, что нависают над нами.

Твой беспримерный героизм и готовность встречаться со все более сложными испытаниями – лучшее доказательство того, что я могу тебе доверять. Вот почему я делюсь с тобой своими знаниями – о моем пути, о Тенях, о нашей цели, о наших грехах. Пока шли поиски «Шипа», паршивой овцы в благородном семействе «Слова», я знал, что ты ступаешь на роковой путь, что я и мои деяния станут не более чем воспоминаниями в грядущих войнах. То, что, возможно, я послужил катализатором твоего развития, – честь для меня. Все во мне вопиет о том, что ты станешь краеугольным камнем нового мира. Мира, в котором крайности стремятся к компромиссу, где Свет смягчает тьму, а тьма позволяет взглянуть на многочисленные дары Света с нового ракурса.

С этого момента ни меня, ни моих союзников больше не будет рядом. Наша работа закончена. Как бы это ни выглядело со стороны, мы стремились не только досадить и подвергнуть опасности. Нет, мы всегда искали таких, как ты. Тех, кто сможет понять истинное предназначение Стража и ступить на путь, о котором прежде не было и мыслей.

Немного меня беспокоит лишь то, что ты будешь презирать меня за выбранный стиль. Авангард, безусловно, так и делает. Они никогда этого не одобряли, хоть и не вмешивались. Они не знают о том, что я и Тени сделали. И хорошо, что не знают.

Но ты знай – столь же ясно и четко, как все прочее, – цель оправдывает средства, и во мне нет и толики сожаления о сделанном выборе. Обстоятельства ли привели нас к этому? Да. Моя душа рвется на части от боли при мысли о том, в каком ужасном мире мы вынуждены существовать. Отчасти мы сами сделали его таким, но, в первую очередь, это наши враги, пришедшие к нам из черноты, чтобы помешать нашему развитию. Вот кто действительно заслуживает нашего гнева. Злобные, неукротимые в своей мерзости. И я говорю не только об Улье или падших, о вексах или Кабал. Враги подстерегают нас на каждом шагу. И среди них – набирающая силу группа тех, кого ты зовешь братьями и сестрами.

Присматривайся к плохо подготовленным эгоистам. Таких немного, но они есть всегда – в любом обществе, стремящемся к самосовершенствованию. И они утащат тебя в бездну быстрее, чем любая орда одержимых или армия Красного Легиона.

Удачи, Страж. Герой. Друг. Настоящих Теней больше не осталось. Лишь я, Грей, Маас, Павич и Ясуул. Нам пора покинуть поле битвы. Остальные – те, кто руководствовался страхом и невежеством, – были уничтожены. С твоей помощью ненавистное многими имя Дреджен вновь обретет силу. И носить его будут герои.

Твори добро, Страж. Не теряй мужества.

– Ш.


«Последний шепот»[]

Вот и конец. Путь, ведущий из ниоткуда к этому моменту, из моей жизни в твою. Все началось с Йора, но теперь твой черед. Я никому и никогда этого не рассказывал – даже Тебену, – но впервые шепот я услышал вовсе не на корабле Йора, где мы нашли его записи. И не тогда, когда мы двинулись по его пути и создали собственные версии «Шипа». Впервые шепот я услышал на Хребте, когда стоял над его телом. За мгновение до того, как выпустить два последних обжигающих заряда в его неподвижное тело, я услышал слабый зов. Злые слова, преисполненные ненависти. Они вошли в мою жизнь. Заполнили каждый мой день и каждую ночь. Такие простые слова. Такие спокойные...

«Ничего не заканчивается».

Очень долго я считал их угрозой. Дыханием бездны, обещающей гибель не здесь и не сейчас, но рано или поздно и для всего сущего. Но тогда они должны были значить страх смерти, значить, что естественный порядок вещей – и есть наш враг. Затем, спустя годы – спустя десятилетия – я погрузился в размышления: о Йоре и, что важнее, об Аззире. И я пришел к пониманию, что правдой может стать и не абсолютная истина. И вот она...

Эти слова исходили не из бездны. Они не были отравляющим шепотом или гнусным обещанием. И они не были угрозой. Они были предупреждением. Предупреждением Аззира. Хотя битва закончилась, борьба продолжается. Вот о чем он говорил. Вот о чем предупреждал. Один путь закончился. Множество – начинается.

Это же справедливо и для тебя. Йор. Я. Тени. «Шип». «Последнее слово». Все мы станем лишь заметками на полях твоей легенды. Большинство о нас забудет. Когда-нибудь то же самое произойдет и с тобой. Наша цель, наш долг вдохновить тех, кто продолжит наше дело. Иди же. Эта глава подошла к концу. Но помни. И помни всегда...

Ничего не заканчивается.

— Ш.

Advertisement