Destiny Wiki
Advertisement
Destiny Wiki
1647
страниц

Набор "Верность наследию" (ориг. Legacy's Oath Armor) - набор брони, которую можно собрать с сундуков рейда Склепа Глубокого камня. Появилась броня в Destiny 2 с расширением За гранью Света.

Капюшон "Верность наследию"[]

Капюшон Верность наследию варлок

Капюшон "Верность наследию"

«Сильви – позор нашей семьи. Она при каждом удобном случае настраивает моего сына против меня. В его смерти тоже виновата она»,
Кловис Брей I

СИЛЬВИ

Мама кричит от ужаса.

– Нет! Il torture ma fille aussi? Элси, скажи, что это не так, скажи, что это не ты! Скажи, что он не запер тебя умирать в этом ходячем lazaretto!

– Мама. Мама, прошу тебя. Je vais bien; je ne suis pas comme mon père, inshallah! – отвечаешь ты, но она тебе не верит. Ты не знаешь, что сказать, потому что ты не помнишь про нее ничего, только ощущаешь какое-то тепло. Она рыдает, а ты чувствуешь в ее слезах запах аминокетонов и ароматических кислот. На ее коже поблескивают соленые опиоиды. Ты хочешь закрыть лицо, спрятаться за капюшоном. Каждый раз, когда она смотрит на тебя, она начинает рыдать все громче.

Наконец, ты сдаешься и укладываешься на узкую кровать для гостей. В доме многое напоминает об отце, который умер в теле, очень похожем на твое. По словам сестер, Сильвия очень любила его. И Кловис II очень любил ее. Даже после того, как изменил ей.

В конце концов сон приходит к тебе, но спишь ты по-прежнему тревожно. Тебе снится убийство, горячая кровь и манекен, сделанный из ножей. Ты помнишь, как пробиралась по башне со множеством тюремных камер, как резала одного заключенного за другим, чтобы добраться до вершины.

Ты просыпаешься с воплем, практически падая с кровати, но мама тебя подхватывает.

– Тише, тише, все хорошо. Это просто сон.

Ты вцепляешься в нее, и настает твой черед рыдать. Но из твоих глаз ничего не течет. Ты пытаешься рассказать про свой сон.

– В тех камерах были все, кого я знала – ты, папа, и Уилла, и Ана, и Алтон…– О, моя милая девочка, – шепчет мама. – Ну конечно, тебе снилось, как ты нас убиваешь. Такой тебя сделал твой дед, а он убивает все, к чему прикасается.


Перчатки "Верность наследию"[]

Перчатки Верность наследию варлок

Перчатки "Верность наследию"

«Вильгельмина похожа на меня, хотя и никогда в этом не признается. За бессмертие она заплатит любую цену – даже принесет в жертву свою семью»,
Кловис Брей I

УИЛЛА

– Неплохо, – признает Уилла. – Весьма неплохо.

Ты кланяешься.

– Очень приятно познакомиться с вами, доктор Брей.

– Мне тоже. Извини за амнезию, но проекты дедушки всегда обладают какими-то жуткими недостатками. По крайней мере ты сейчас не рычишь и не отрываешь себе конечности.

Ты ничего не понимаешь.

– А нужно?

– Ну с отцом так и вышло.

Когда ты смотришь на эту невысокую смуглую женщину, в твоей душе к любви примешивается раздражение. И эти чувства говорят тебе: «старшая сестра».

– Ну, – произносишь ты, – когда дедушка потеряет память, то, возможно, станет менее…

Она улыбается.

– Менее похожим на себя?

– Да. – Ты смеешься. – Думаю, теперь ты уже знаешь его дольше, чем я. Нет, наверное, ты всегда его лучше знала.

– Стерев память старика, мы его не изменим. Иначе он не пошел бы на это. – Уилла подзывает тебя к лабораторному столу. Проекция показывает крошечные машины, сцепленные между собой, словно кирпичи. – Это SIVA, мой новый проект – многофункциональный вирусный нанит. Теперь, когда есть он, все остальные цитомашины можно считать устаревшими.

Ты содрогаешься. Крошечные машины напоминают вам о вексах.

– Спокойно. – Уилла неловко похлопывает тебя по руке. Ты вдруг понимаешь, что она тебя боится. – Подожди ты несколько лет, и SIVA смогла бы отремонтировать твой мозг. Или даже полностью трансформировать твое тело. Такой у меня план. Мое собственное бессмертие. Я могу стать такой, какой захочу.

– Фу, – отвечаешь ты. – Это все равно что состоять из жуков.

Она морщится.

– Ты же понимаешь, что если дедушка никогда не умрет, то мы никогда не будем управлять «Технологиями будущего»? У нас были планы, Элси. Наши планы. Не его.


Мантия "Верность наследию"[]

Мантия Верность наследию варлок

Мантия "Верность наследию"

«От мальчика никакого проку. Ни одно изменение генома Алтона себя не оправдало. Ну что ж… Вот для этого и нужны три других внука»,
Кловис Брей I

АЛТОН

– Так вот за что умер наш отец…

Алтон завороженно тянется к тебе. Ты предлагаешь ему руку. Он щиплет ее.

– Ой! – вскрикиваешь ты.

– Но почему он не убрал боль? То есть… погоди. – Он роется в ящике стола, находит в нем складную перекладину для платяного шкафа и сжимает ее в руках, словно биту. – Не шевелись.

Он замахивается и наносит удар, целя тебе в голову. Ты невольно уворачиваешься.

– Эй!

– Но если бы я попал, то почему тебе должно было быть больно? – спрашивает он. – Это же никак не могло тебе повредить! Разве боль не должна свидетельствовать об уроне?

Почему он тебя испытывает? Неужели для него семейные отношения – это степень чувствительности к боли?

Хотелось бы вспомнить.

– Алтон, – говоришь ты, понимая, что сейчас отомстишь ему за щипок. – Дед пригласил меня на Европу работать вместе с ним. Уиллу и Ану он тоже пригласил, но не тебя. Почему?

На его лбу появляется крошечная морщина.

– Ну, у меня лучше получается устранять проблемы, а не заниматься исследованиями. Он отправил меня разгребать тот бардак в К1. Полагаю, что на Европе мои таланты администратора ему не требовались.

– О, – отзываешься ты с сомнением.

Он крутит в пальцах стилус.

– Наверное, он тебе об этом говорил.

– Алтон, он… вообще о тебе не упоминал. О сестрах говорил часто, а о тебе – ничего. Меня это тревожило.

Он роняет стилус. В его глазах вспыхивает гнев.

– Мама говорит, что дед боится женщин. Потому что думает, что не может ими управлять. Полагаю, он решил, что меня он видит насквозь. А то, что ему уже принадлежит, его не интересует.



Сапоги Верность наследию варлок

Сапоги "Верность наследию"

Сапоги "Верность наследию"[]

«Моя милая Люсия… Самой судьбой тебе уготовано быть рядом со мной – и в этой жизни, и в следующей. У меня еще есть время на то, чтобы это осуществить»,
Кловис Брей I

ЛЮСИЯ

Бабушка Люсия утирает пот со лба.

– Помоги-ка мне вытащить эту сеть.

Вы вместе тянете за сеть, но она за что-то зацепилась под водой. Скинув одежду, ты ныряешь в спокойную речку и находишь то место, где рыболовная сеть зацепилась за винт древнего лодочного мотора. Сеть порвалась и починке не подлежит; ты решаешь, что раз уж нырнула, то поймаешь рыбу-волка голыми руками. Когда ты выбираешься на берег, то чувствуешь, что на тебя все смотрят. Дети показывают на тебя пальцами, а компания мужчин свистит и кричит. Люсия орет что-то в ответ на сранане, а, может, на ндюке; тебе стыдно признаться в том, что ты не отличаешь их друг от друга.

– Извращенцы! – жалуется она. – Совсем стыд потеряли!

– Бабушка, все дело в том, что я робот, – отвечаешь ты. А, может, в том, что обычно это рыба-волк нападает на людей, а не наоборот.

– Ты не робот. Ты даже не протез с полным замещением. Ты – тело, а тело – то же самое, что и человек, а человек заслуживает уважения. Основы трансгуманистической герменевтики. – Она подмигивает, замечая твое удивление. – Кловис убедил тебя в том, что я совсем дура?

Твоя бабушка с отцовской стороны на старых фотографиях была настоящей красавицей, да и сейчас ею осталась. Но ее главная сила – это ее интеллект. Ее оказалось непросто найти по старому имени – Люсия Лин. И, в общем, почти никаких записей о ней в реестре Общего сострадания нет. Ты снова смотришь на нее с восхищением.

– Почему ты поселилась здесь? – спрашиваешь ты, заворачиваясь в полотенце и садясь рядом с ней. Она чистит рыбу-волка. Мясо у рыбы белое и слоистое, с восхитительным запахом. У тебя бурчит в животе: идеальная иллюзия.

– Все просто. Суринам – огромный заповедник, предназначенный для защиты редких видов. А я хотела, чтобы меня защитили. Кроме того, – она пожимает плечами, – это моя родина.

– От чего защитили?

– От твоего деда, моя милая.

Она демонстрирует тебе рыбьи зубы.

– Никогда не забывай, что он тебе солгал. Прежде чем заняться тобой, Кловис испытал все технологии на твоем отце. Интересно, какой эксперимент он проводит на тебе, Элси, – лекарство от собственной смерти? В любом случае, сам он этой технологии опасается. А это значит, что ты тоже должна бояться.


Повязка "Верность наследию"[]

Повязка Верность наследию варлок

Повязка "Верность наследию"

«Увлечение Анастасии Распутиным мешает нам работать. Экзо – наше будущее. Со временем… и если немного ее подтолкнуть… она все поймет»,
Кловис Брей I

АНА

– Боже мой, Элси! Да ты просто красавица!

Она обнимает тебя. Ты чувствуешь запах лаурата натрия шампуня на ее волосах, ощущаешь жирные кислоты масла шиповника, след которого остался после поцелуя ее подруги, и от этого тебе так хорошо. Ты обнимаешь ее так сильно, как только можно. Впервые. Ты не помнишь, чтобы когда-либо до этого ее трогала.

Ана шепчет тебе в то место, где когда-то было твое ухо.

– Если что, я вовсе не злюсь. Ты имела право хранить это в секрете.

– Спасибо, – выдыхаешь ты (ты не дышишь, не можешь дышать). – По словам деда, он даже не знал, что я… больна. Он узнал об этом совсем недавно.

– А ты уверена, что действительно была больна? – Ана притворяется, что шутит, но в ее голосе слышна боль. – Может, он подделал диагноз – чтобы засунуть тебя в это тело. Ты сама проводила тесты?

– Я не помню, – признаешься ты.

– Ну да, ну да, конечно. Я читала письмо. – Ана отстраняется, берет тебя за плечи. – Элси, главное – то, что ты теперь будешь жить вечно. У нас будет столько дел! Мы наконец сможем забраться на Олимп на Марсе! А когда мы туда залезем, я столкну тебя в пропасть и посмотрю, как ты выполнишь идеальное приземление.

Видя ее улыбку, ты невольно улыбаешься в ответ. В ее глазах отражается свет, исходящий из твоего рта.

Advertisement