Destiny Wiki
Advertisement
Destiny Wiki
1647
страниц
Liniya vidimosti

I. На огромном расстоянии[]

Деврим Кей высунулся из разбитого окна тростлендской церкви и уставился в небо.

Где-то там Странник и Свидетель, а еще «Авангард» почти в полном составе и все летчики-истребители, что нашлись в Последнем городе. В эфире не было слышно ничего, кроме помех. Единственное, что Деврим знал наверняка: где-то там идет бой за их жизни.

Днем битва на орбите была почти не видна: лишь изредка мелькали росчерки выстрелов и блеклые вспышки взрывов. С земли это сражение представлялось бесшумным и прекрасным, а смерти его друзей казались искрами, подобными свету давно погибших звезд.

Деврим безуспешно попытался отогнать эту мысль.

В небе полыхнул огненный ореол, и где-то в экзосфере разлетелось облако мерцающих обломков. Деврим не смог понять, что взорвалось: одна из Пирамид или Странник.

На каменной стене старой церкви с треском заискрились разряды, выпущенные из проводной винтовки, и он ликвидировал отряд противника восемью точными выстрелами.

Деврим оперся на оконную раму и поднял к глазам бинокль. Его внимание привлекла далекая точка, которая блеснула в солнечных лучах, приближаясь к Земле.

Обломки продолжали падать, и когда Девриму удалось их разглядеть, у него перехватило дыхание: это была часть фюзеляжа корабля «Авангарда». Край фрагмента казался таким ровным, будто его отрезали ножом.

Деврим почувствовал, как немеют руки.

«Мэйдэй, – произнес он в рацию, настроившись на частоту ЕМЗ. – Наши пташки падают». Каким-то образом ему удалось сохранить спокойствие в голосе.

Где-то далеко внизу о брусчатку Тростленда разбился его бинокль.


II. Соревнование[]

Ворон вздохнул: «Ты вообще собираешься из нее стрелять?»

Пуля, выпущенная из снайперской винтовки, со свистом пролетела в сторону леса. Ворон, прищурившись, посмотрел на молодое деревце, которое назначил в качестве цели. Выстрел Деврима рассек его пополам.

«Отличный выстрел», – весело сказал Глинт.

Деврим вежливо кивнул призраку. Ворон закатил глаза.

«Ну ладно, – сказал он, игнорируя довольную улыбку Деврима. – Вот тебе еще одно задание».

Они выбрали это каменистое плато в качестве полигона для своего небольшого соревнования. Начали со стрельбы по самодельным тренировочным манекенам, расставленным на разном удалении. Но это довольно быстро им наскучило. Глинт охотно согласился телепортировать мишени в воздух. В итоге они просто стали давать друг другу задания. Деврим бесконечно долго целился, но пока ни разу не промахнулся. Результативность его стрельбы жутко раздражала.

Деврим отступил с камня, который использовал в качестве позиции для стрельбы.

«Уж не знаю, можно ли назвать тебя лучшим стрелком, – сказал Деврим, – но корректировщик из тебя получился бы отличный».

«Ой-ой, – ухмыльнулся Ворон. – На этот раз выбери что-нибудь посложнее, старик».

Он присел и прижал винтовку к плечу, заняв позицию для стрельбы. Внезапно шум шагов по гравию пробудил в нем волну воспоминаний – это ощущение ни с чем невозможно было спутать. Прошлое медленно опускалось на настоящее, словно вуаль: другой холм, другая мишень.

Ворон повернулся в сторону и встретился взглядом с Девримом, который молча смотрел на него и терпеливо ждал. И если бы Ворон решил ничего не объяснять, Деврим не сказал бы ни слова. Они просто продолжили бы игру.

«В прошлой жизни… у меня был друг, который заткнул бы за пояс нас обоих. Мы с ним тоже постоянно так соревновались, – Ворон улыбнулся сам себе. – Думаю, мне этого не хватает».

«Мне казалось, что у принца Ульдрена было не слишком много друзей, – сказал Деврим. – Но нынешний ты – не самый паршивый собеседник, так что, возможно, я был и не прав».

Ворон ошарашенно рассмеялся: «Ладно, спасибо за комплимент».

Деврим повернулся к каменистому склону и сказал: «Вон там лежит кусок металла с символом Дома Заката. Чуть в стороне от старой опоры ЛЭП».

Ворон на секунду задумался.

«Первый, кто попадет трижды, получает два очка?» – спросил он.

«Меняете правила в свою пользу, сэр Ворон?» – произнес Деврим в ответ, припав к прицелу.

«Просто хочу добавить немного разнообразия, сэр Кей».


III. Трисикс[]

Сначала Деврим, привычно расположившись на колокольне церкви, услышал звук приближающегося скифа и лишь потом увидел, как он ворвался в земную атмосферу. Воющий звук двигателей корабля падших он бы не спутал ни с чем.

Стареющий разведчик отставил в сторону термос и выключил датапад, на котором просматривал лучшие моменты матчей Горнила этой недели. Он проводил скиф взглядом, припав к прицелу винтовки времен Золотого века, и включил связь.

«Внимание всем, это Деврим. В атмосферу только что вошел скиф, примерно на два километра севернее Тростленда. Судя по окраске, это корабль Дома Спасения. Как слышно?»

«Да, я его вижу, – апатичный ответ Ворона выдавал его усталость, и Деврим прекрасно понимал товарища. – Похоже, направляется к развалинам блокпоста».

Стараниями Стража этот блокпост Легиона Теней прекратил существовать после спасательной операции на этой неделе. Но там оставалось немало брони, оружия и металлолома – и все это вполне могло привлечь внимание мусорщиков падших.

«Похоже, это небольшая группа мусорщиков, – продолжил Ворон. – Что скажешь?»

Деврим уловил в голосе охотника нотку сомнения.

«Если они ограничатся сбором хлама, предлагаю оставить их в покое, – ответил Деврим. – Но нам следует смотреть в оба. Новые сюрпризы мне не нужны».

«Принято, – отозвался Ворон с явным облегчением. – Буду наблюдать. Если что, сообщу».

Полчаса спустя коммуникатор Деврима снова ожил. Бывалый разведчик стряхнул тревожную дремоту, постоянно сопровождавшую его на протяжении последних дней, которые казались ему невероятно длинными.

«Тут творится что-то странное, Деврим, – голос Ворона звучал удивленно. – Один из мусорщиков сбежал, когда остальные отвернулись. Дрег. Направляется в твою сторону».

«Понял тебя, – ответил Деврим. – Я на позиции, жду появления цели. На связи».

Он прильнул к прицелу и стал всматриваться в лес к северу от церкви. Спустя несколько минут он заметил, как зашевелились кусты.

«Отряд заметил его пропажу. Главный вандал орет как резаный. Думаю, я основательно пополнил свой словарный запас на языке эликсни», – с усмешкой сообщил охотник.

Вскоре на опушке леса появился дрег. Деврим, сняв винтовку с предохранителя, прицелился в голову мусорщика, однако что-то его остановило.

«Ворон, этот малый… он безоружен, – прошептал Деврим. – Поднял руки и идет прямиком ко мне».

«Ты вообще многим нравишься, – насмешливо сказал Ворон. – Наверное, дело в акценте».

Деврим посмотрел на дрега поверх прицела. Тот заметил его и начал громко щебетать. «Он что-то кричит. Слушай».

Он замолчал, чтобы Ворон мог расслышать речь дрега через коммуникатор.

«Он говорит: "Я Трисикс. Мир Великой машине. Слава Келлу Света", – перевел Ворон. – Это дезертир».

Тщедушный дрег опустился на колени перед самой колокольней. Он был истощен и явно напуган. Деврим почувствовал комок в горле. Глядя на этого дрега, он вспомнил перепуганных подростков, которые шли в добровольцы во время Красной войны. Старый разведчик снял палец со спускового крючка.

«Будь я проклят, – сказал он сам себе, и его голос сорвался из-за нахлынувших эмоций. – Забираем этого бедолагу».


IV. Глядеть на воду[]

Митракс стоял среди деревьев на краю Фермы и смотрел на воду. У него за спиной тихо гудел на земле сплайсерский лицевой щиток – паутина проводов тянулась к его нагруднику.

Он повернул голову, чтобы воспользоваться дыхательным аппаратом на воротнике, и заметил Деврима Кея, который молча сидел на камне у кромки леса. Тот поприветствовал его кивком.

«Деврим. Прошу прощения», – сказал Митракс и, подняв маску за провода, начал возиться с хитроумными защелками по краям.

Деврим поднял руку, останавливая его. «Ничего страшного. Я не хотел мешать».

Митракс замер с маской в руках, а затем снова отвернулся к воде.

«Я понимаю: сейчас ты хотел бы побыть один, – мягко сказал Деврим. – Но мне кажется, не стоит».

«Ты можешь остаться», – ответил Митракс. Без речевого процессора его голос звучал выше. Он задумчиво почесал старые шрамы на лице и поморщился, зацепив когтями свежие раны, оставленные стазисным ударом Эрамис.

«Похоже, для тебя все закончилось удачно», – сказал Деврим, и непринужденность его тона заставила Митракса резко обернуться. Лицо старого эликсни было искажено такой болью, что Деврим побледнел.

«Ох, прости, я неудачно выразился, – сказал разведчик, прижав руку к сердцу. – Просто я рад, что ты выжил. Искренне».

Митракс судорожно вдохнул эфир и закрепил маску на лице. Не сказав ни слова, он пошел прочь.

«Мне очень жаль, Митракс», – неожиданно раздался голос Деврима в его коммуникаторе.

Он звучал неприятно близко. Митракс прислонился к дереву, внезапно почувствовав страшную усталость.

«Прости за вторжение, но я немного разбираюсь в коммуникационных системах эликсни. То, что я сказал раньше, прозвучало ужасно. Просто я крайне неудачно подобрал слова. Mea culpa… Это значит "моя вина" на одном из старых земных языков. Очень надеюсь, что сейчас не усугубляю ситуацию».

Митракс с трудом справился с желанием отправить в ответ сигнал, который оглушил бы его собеседника. Он прижал руки к животу, будто пытаясь унять растущую внутри ноющую боль. «Я жив лишь благодаря жертве друга и жалости врага», – резко произнес он.

«Извини, но, судя по тому, что я знаю об Аманде и Эрамис, ты жив, потому что заслужил уважение их обеих», – ответил Деврим.

«Аманда отдала свою жизнь, чтобы спасти мою, – сказал Митракс, и его голос дрогнул. – Я бы ни за что не согласился на такой размен».

«Ты сам говорил мне, что наши жизни принадлежат не только нам, – осторожно сказал Деврим. – И мне кажется, что Аманда наверняка бы с этим согласилась».

В эфире надолго воцарилась тишина.

«Митракс, – наконец произнес Деврим, – из-за этой истории с Гвардией королевы я задумался: а есть ли Гвардия келла?»

В эфире послышались помехи, затем последовал щелчок – и снова повисла тишина. «Келлу не требуется защита», – раздался недовольный голос за спиной Деврима, и тот чуть не свалился с камня от неожиданности.

Обернувшись, старый разведчик посмотрел на пульсирующие розовые огни на лицевом щитке Митракса. «Мне кажется, "защита" – не самое подходящее слово, – сказал он. – Может быть, просто "помощь"?»

Митракс какое-то время стоял неподвижно, а потом жестом попросил Деврима подвинуться.

Он так и сделал. Эликсни сел рядом, и они долго, не говоря ни слова, смотрели на воду вдвоем.


V. Код краткости[]

Марк еще спал, когда его коммуникатор пронзительно зачирикал, сообщая о входящем звонке. В полусне он потянулся, чтобы отключить сигнал. Частный канал, низкий уровень срочности, высокий уровень шифрования.

«Деврим?» – сонно спросил Марк.

«Добрый вечер, родной, – пробормотал Деврим; коммуникатор усиливал шепот, и слова были отчетливо слышны. – Я тут все жду одного псиона, который должен был ко мне заглянуть, но он что-то стесняется. Подумал, что ты – более приятная компания».

Марк невольно представил себе эту картину: внимательный зоркий глаз, ждущий в темноте. Сон как рукой сняло. «Тебе нужна помощь?»

«Нет-нет, я просто хотел поговорить, – Деврим ненадолго замолчал. – Точнее, послушать».

Марк глубоко вздохнул: «И о чем мне говорить? О работе? О том, что я собираюсь есть на завтрак?»

Тихий смех Деврима был едва различим на фоне помех в эфире: «Говори о чем хочешь».

«Ладно… – Марк встал с кровати и начал бесцельно расхаживать по комнате. – Наверное, ты заметил: тут столько всего происходит».

«Разумеется».

«Вчера утром я чинил один из генераторов, тогда-то соседи и загнали меня в угол, – Марк тихо рассмеялся. – Они были в панике. Пытались вытянуть из меня какие-нибудь новости. Я сказал им, что могу только ремонтировать сломанные вещи. У меня нет прямой линии связи со Странником».

Из коммуникатора донесся резкий гул. Марк задумался, не попал ли Деврим в зону действия глушилок. На предельной дистанции.

«А еще, – продолжил Марк, – я сказал, что ты теперь паладин пробудившихся, так что им не о чем беспокоиться».

Он подошел к окну, хоть и понимал, что в этом не было смысла. Выглянув наружу, он посмотрел на темную улицу внизу, а потом поднял глаза на затянутое тучами небо, где раньше всегда виднелся Странник. «Я сказал им, что сэр Деврим Кей собственноручно прогонит Легион с нашей планеты и вернет всех домой целыми и невредимыми. Всех, включая Странника».

Деврим от всей души рассмеялся: «И что, он правда все это сделает?»

«Конечно», – Марк улыбнулся сам себе.

Молчание затянулось. Он оперся свободной рукой на подоконник. «Деврим…»

У Марка зазвенело в ушах. Он мог поклясться, что слышал грохот выстрела, хотя коммуникатор приглушил все, кроме первых миллисекунд. Задержав дыхание, Марк считал секунды, отмеряя промежуток времени между кошмарным потенциалом выстрела и его результатом.

Одна.

Две.

Три…

Марк не дышал, боясь не расслышать Деврима.

Семь.

Восемь.

Девять.

«Дело сделано», – произнес Деврим.

И добавил: «Скоро я вернусь домой, Марк».

«Я знаю», – ответил тот.

Он продолжал стоять у окна, глядя на горизонт, и ждал, пока собеседник отключится.


VI. Внутренний конфликт[]

Деврим шел по помещениям Башни к кабинету Завалы. Навстречу спешили по своим делам Стражи и гражданские чиновники. Седеющий разведчик сделал глубокий вдох. От смеси запахов чужих тел, загрязненного воздуха, специй, продававшихся на рынке, и аэрозолированного эфира ему стало неуютно. Неожиданно для себя он с тоской вспомнил о свежем лесном воздухе Тростленда.

Постучав в дверь кабинета, Деврим нерешительно заглянул внутрь. Завала жестом пригласил его войти.

Разведчик зашел в кабинет и сел подле коммандера. На огромном столе почти не оставалось места из-за уменьшенных изображений и мигающих голографических напоминаний. Деврим подумал, что все это наверняка срочные сводки от подразделений, ожидающих приказов.

«Спасибо, что зашел, – сказал Завала. – Я знаю, как ты занят».

Деврим удивленно поднял брови: «Не больше, чем вы, коммандер», – ответил он, окинув жестом десятки сообщений, требующих ответа.

Завала взмахом руки уменьшил яркость монитора. «Именно об этом я и хотел с тобой поговорить. За последние десятилетия "Авангард" сильно разросся, и его лидеры все больше и больше отдаляются от мирных жителей, которых они, вообще-то, должны защищать».

«Могу себе представить, – сочувственно ответил Деврим. – Мне кажется, что Башня с каждым годом становится все выше».

«Именно», – подтвердил Завала, пригвоздив Деврима непроницаемым взглядом. Что это было? Усталость? Сожаление? Раздражение? Деврим не успел понять.

«Мы нуждаемся в свежем, более объективном взгляде, – продолжил титан как ни в чем не бывало. – Нам нужен человек, который хорошо понимает и как действует "Авангард", и что требуется гражданскому населению. Своего рода атташе, который помог бы нам координировать усилия с местными правительствами. И я бы хотел, чтобы этим атташе стал ты».

«Вот как, – ответил Деврим; именно такого предложения он и опасался. – Марк был бы в восторге. Он просто мечтает, чтобы я отказался от полевых заданий. Всю плешь проел».

«Так, может быть, время пришло?»

«Я очень ценю ваше предложение, – тактично ответил Деврим, – но, боюсь, пока не готов расстаться со своей винтовкой. Да, колени уже подводят, но с возрастом приходит и ясность. Раньше я думал, что веду уединенный образ жизни из-за работы в разведке. Но теперь мне кажется, что все наоборот, и я стал разведчиком ради уединения».

«Эта должность предполагает связи с общественностью, – продолжил он, – и мне сложно представить человека, который подходил бы для нее хуже меня».

«Я понимаю, но… разведка – это большой риск, – возразил Завала. – Чем дольше ты выполняешь боевые задания, тем больше шанс, что однажды что-то пойдет не так».

«Это верно, – признал Деврим. – Но как бы ни было опасно в Тростленде, ни одно поле боя не пугает меня больше, чем это, – и он снова указал на скопившиеся сообщения. – Пожалуй, я все же предпочту сражаться с Легионом Теней. Спасибо».

Завала откинулся в кресле и нахмурился: «Очень жаль». Он посмотрел на бесконечные сообщения, требующие внимания: «Но… я тебя понимаю. Каждый день я думаю о том, как мне не хватает сражений. И как мне хотелось бы видеть результаты боевых операций своими глазами, а не читать о них в сводках».

Коммандер вздохнул. «Я принимаю твое решение. Но если Марк спросит, почему ты все еще на поле боя, я не стану ему лгать», – предостерег он.

Деврим нервно усмехнулся: «И тогда меня будет ждать самое сложное задание».

Advertisement