Destiny Wiki
Advertisement
Destiny Wiki
1647
страниц
ЛЖЕЦ

«1. НАЧАЛО, ЧАСТЬ ПЕРВАЯ»[]

Восставший-экзо оторопело обвел взглядом помещение, выглядевшее как огромная библиотека. Он никогда прежде здесь не бывал; ему казалось, что он вообще нигде не бывал. В закромах его памяти не было ничего, кроме имени, которым нарек его серебристый дрон. Имени, которое он даже не узнавал: Фелвинтер.

Вокруг него высились гигантские золоченые стеллажи. Многие из полок были сломаны, и на них лежали сваленные в кучу фолианты в истрепавшихся обложках и треснувшие цилиндрические футляры. Он сделал несколько шагов вперед и наступил на какую-то книгу, раздавив переплет. Маленькая беспилотная машина следовала за ним.

– Я знаю, что ты мне не веришь, – произнесла она. – Но у тебя нет выбора. Что еще тебе остается?

– Не знаю, – ответил Фелвинтер. Он задумался на мгновение. – Я ничего не знаю.

– Вот именно. Так что слушайся меня.

Потолки в здании были настолько высоки, что казалось, будто стоишь на открытом пространстве. У него над головой виднелись остатки старой фрески – когда-то, вероятно, прекрасной, а ныне потускневшей и испещренной трещинами. Фелвинтер рылся в тумане своих воспоминаний, силясь понять, как он сюда попал.

– Твое упрямство объяснимо. Но если мы не уйдем отсюда, ты погибнешь.

Фелвинтер попытался отрешиться от голоса машины; ему нужно было подумать. Он пошел вперед, пробираясь через нагромождение книг, но замер на месте, когда здание внезапно сотряс взрыв. С выцветшего потолка посыпалась пыль.

– Видишь? – сказала машина. – Вот об этом я и говорю. Надо уходить. Здесь небезопасно.

На ближайшем компьютерном терминале, казалось, разбитом вдребезги, вдруг замерцал экран. Здание снова содрогнулось. Из динамиков системы громкой связи сквозь помехи донесся женский голос: «Инициирована полная блокировка объекта». Затем раздался мужской голос, и хотя говорил он с ободряющей интонацией, дефекты записи вносили в это послание жутковатые нотки: «Внимание посетителям библиотеки! Проследуйте на ближайший аварийный пост. Если вам требуется помощь, обратитесь к одному из сотрудников за стойкой администра…»

Запись оборвалась, и стены вновь заходили ходуном. Из пазов над окнами стали опускаться металлические ставни – медленно, со скрежетом.

Что-то с большой силой ударило по зданию. На них посыпались обломки.

– Прячемся, – велела машина, и Фелвинтер не мог не согласиться. Они бросились прочь.

Выбежав наружу и укрывшись в развалинах другого здания, они смотрели, как библиотека разваливается на части под градом, как показалось Фелвинтеру, падающих звезд.

– Видишь? – повторила машина.


«2. НАЧАЛО, ЧАСТЬ ВТОРАЯ»[]

Фелвинтер и беспилотник провели в пути трое суток. Они никого и ничего не встретили. На третий вечер, шагая по дороге, Фелвинтер бросил взгляд на небо и увидел метеоры, взвившиеся среди звезд подобно вымпелам. Его поразило это зрелище, и в особенности пламенный оранжевый шар, который становился все больше и больше.

– Беги, – сказала машина.

Первый метеор вонзился в землю позади них. И не метеор вовсе, как осознал Фелвинтер, а нечто металлическое, рукотворное. Второй попал в цель. Он умер. Шесть смертей спустя он выбрался из-под обломков и, теряя части тела, полз, ковылял, бежал, пока наконец они не достигли пещеры, где можно было укрыться.

– Нрп, – произнес Фелвинтер. Он словно давился собственными словами. – Рннн. Мннр.

– Я не могу тебя починить, – сказала машина, после того как просканировала его. – Этот последний снаряд повредил защищенные от записи процессы в твоих когнитивных модулях.

– Нннр?

– Ты экзо, – машина смущенно крутанулась на месте. – Вас создали в Золотой век, используя специальные технологии. Я не могу влезть к тебе в голову и исправить урон, но могу отстроить тебя заново. Если застрелишься, получится быстрее.

Он так и сделал. Когда машина воскресила его, у Фелвинтера подкосились ноги. Он рухнул на колени, обхватив голову руками.

– Что происходит? – вопросил он. Он посмотрел на машину, пытаясь разгадать язык ее телодвижений. – Это из-за тебя? Он гонится за тобой?

– Нет, – ответила та. – Я не знаю, в чем причина. – Затем она добавила более мягким тоном:

– Спасти тебя мне велел Странник. В тебе есть что-то особенное.

– Ты про тот шар в небе? Он с тобой говорил?

– Это трудно объяснить.

Фелвинтер снова обхватил голову руками. Его тело ныло, терзаемое воспоминанием о семи смертях, хотя он знал, что такое невозможно.

– Ты можешь хоть что-нибудь объяснить? – фыркнул он.

– Нет, не могу.

Какое-то время они сидели молча. В конце концов машина опять подала голос:

– Нам нельзя долго оставаться на одном месте. Это небезопасно.

Фелвинтер вперил взгляд в землю, а затем поднял глаза на собеседницу:

– Как я теперь буду спать?

– Тебе не нужно спать.

– Но я хочу.

– Ничего страшного.


«3. ИМЯ»[]

Спустя шесть месяцев, проведенных в бегстве, Фелвинтер усвоил две вещи.

Первый урок был таков: в любой момент может случиться что угодно, безо всякого повода и без объяснения.

А вторая жизненная мудрость гласила: даже если что-то кажется нечестным, остается лишь терпеть. Упреки в несправедливости не сделают мир справедливей.

Были и другие уроки, хотя по большей части они касались тактики. Не делать привал в одном и том же месте дважды, а по возможности не делать привал вообще. Не передвигаться по открытой местности, если есть более скрытный маршрут. Не подставляться под метеоритные дожди. Остерегаться органических врагов, но не тратить время на поиск обходного пути. Настоящая угроза исходит не от них.

Тем вечером Фелвинтер и машина укрылись на чердаке старого амбара. Снаружи разразилась жуткая гроза, и ввиду сниженной видимости они решили, что лучше переждать до утра, – но Фелвинтер продолжал думать, оценивать, анализировать. Шаткая постройка. Большое пустое поле. Неудачная позиция, чтобы держать оборону. Шаткая постройка. Большое пустое поле. Неудачная позиция…

И тем не менее, несмотря на ее слова – что Фелвинтеру сон не нужен, – он ощутил необъяснимое утомление. Трудно было определить источник: это чувство пронизывало все его тело. Машина тоже заметила. Она ничего не сказала, но Фелвинтер знал, что она заметила.

Он опустил голову на колени. Машина парила в воздухе возле его плеча, иногда отлучаясь к незастекленному окну, чтобы посмотреть, как обстоят дела с погодой.

Спустя какое-то время Фелвинтер поднял голову.

– Как твое имя? – тихо спросил он.

– Что?

– Твое имя, – сказал он. – Мне ты дала имя. А как зовут тебя?

– Я об этом не думала.

Они вновь погрузились в молчание. Они все время жили в молчании. Но за последние несколько дней его характер изменился: если прежде это было молчание незнакомцев, то теперь они молчали как команда, каждый член которой знал свою задачу и знал, что будет, если дать слабину.

– Фел… – Фелвинтер на мгновение сощурил глаза, задумавшись. Он взглянул на машину. – Спринг.

– Что? – сказала та.

– Фелспринг, – повторил Фелвинтер. – Это твое имя.

Они уставились друг на друга.

– Серьезно? – произнесла машина. – Фелспринг?

Фелвинтер отвел взгляд. Снова молчание.

– Ну, ладно, – сказала Фелспринг.


«4. ПРОТИВНИК»[]

Спустя три недели, не ознаменовавшиеся никакими происшествиями, Фелвинтер и Фелспринг решили, что можно больше не избегать больших дорог. Им стали попадаться другие группы путешественников – и даже небольшой лагерь. Они воздерживались от контактов, пока однажды к ним в попутчики не напросился Восставший-экзо, направлявшийся в местечко под названием Красная долина.

Ни Фелвинтеру, ни Фелспринг странствовать в компании чужака не хотелось, но они все же согласились – на негласном условии, что это ненадолго.

– Чудесный денек, а? – бросил Грифон-11. Он посмотрел на голубое небо и раскинул руки в стороны. – Хорошая погода для путешествий. Нам повезло.

Фелвинтер и Фелспринг обменялись взглядом, затем вновь обратили взор на дорогу.

– А вы куда, собственно, направляетесь? – Грифон глянул на Фелвинтера, вскидывая рюкзак на плечо. – Ты так и не сказал.

– Точно не знаю, – Фелвинтер чуть замешкался с ответом.

– Хм, – сказал Грифон. По необъяснимой причине это привело его в замешательство. – Просто гуляете?

– Вы можете пойти с нами, – предложила спутница Грифона, призрак в зелено-желтом корпусе с цветочным узором.

– Нет, – отрезала Фелспринг. А затем, поняв, что это прозвучало немного невежливо, добавила. – Мы знаем, куда идем. Просто не знаем названия.

Грифон и его призрак закивали, обдумывая ее слова.

– Приключение, – сказал наконец Грифон, и в его голосе слышалась усмешка. – Да? Весь этот мир – одно большое приключение, правда ведь? И у нас есть тысяча шансов его прожить.

Фелвинтер промолчал. Он чувствовал себя неуютно. Он был немногословен, и даже когда доходило до слов, его речь совершенно не походила на речь Грифона. Его голос звучал совсем не так. У него никогда даже не возникало желания говорить в таком ключе. Почему?

Они миновали череду заброшенных заводов. Видно было, что здесь побывали падшие, но следы были старые. Рваные знамена, втоптанные в грязь. «Ходок», большей частью растащенный на детали. Грифон небрежным движением выудил пистолет из кобуры, но не сбавил шага.

Из дверного проема послышались выстрелы. В плечо Фелвинтера ударила пуля – и со звоном отскочила, словно язычок от стенки колокольчика. Схватив в руки винтовку, он открыл ответный огонь.

Как он сразу не сообразил, что это плохое место. Низкая видимость. Много закоулков. Приземистые строения, внутри которых непонятно что творится. Сотни проржавевших грузовых контейнеров, где можно спрятаться…

Дверной проем оказался обманкой. Из складов слева и справа высыпали десять, двадцать, тридцать вооруженных бронированных фреймов с горящими красными глазами. Двигаясь дисциплинированно и до жути синхронно, фреймы начали зажимать их в клещи. Грифон выругался.

– Нужно где-то укрыться, – сказал Фелвинтер.

Сражаясь спина к спине и поочередно воскрешая друг друга, Фелвинтер и Грифон уложили не меньше пятнадцати фреймов при помощи стрелкового оружия и еще пару – гранатами. Несколько поднялись снова, несмотря на понесенный урон, и заковыляли вперед на искореженных ногах, целеустремленные, безжалостные. Они подступали все ближе и ближе, в то время как боезапас и силы у двух экзо были уже на исходе.

В конечном счете их спас Грифон: он выпустил из ладоней три электрических разряда, и маячившие рядом фреймы испарились во вспышке голубого света. Грифон издал восторженный вопль.

– Я так никогда раньше не делал, – признался он, с трудом переводя дыхание.

Фелвинтер подошел осмотреть лежащего на земле фрейма – одного из тех, что они не разнесли на куски.

Грифон последовал его примеру.

– Проклятье, – выпалил он. – Ты знаешь, что это за гады?

– Нет, – ответил Фелвинтер. Определенно не экзо…

Фелспринг проскользнула мимо них к фрейму и просканировала останки, озарив их голубоватым свечением. Помедлив немного, она высказала предположение:

– Распутин?

– Вероятно, – согласилась спутница Грифона. – Видите логотип? – Она указала на символ на корпусе, напоминавший воинский знак отличия. – Такой есть в моей базе данных.

– Да, – сказал Грифон. Он повернулся к Фелвинтеру. – Чем ты насолил военному разуму?

Фелвинтер уставился на фрейма.

– Что такое военный разум?


«5. БУНКЕР»[]

– Я могу открыть, – сказала Фелспринг, глядя, как Фелвинтер с усилием тянет на себя две проржавевшие металлические створки. – Не трать силы.

Раздался громкий скрежет, и Фелвинтер рывком распахнул дверь. Они находились глубоко под землей, в бункере, который Фелспринг искала долгих шесть дней. Теперь, наконец попав сюда, Фелвинтер осознал, что ничего не знает о конечной цели их поисков.

– Про Распутина мне мало что известно, – сказала Фелспринг, настороженно покачиваясь в воздухе рядом с ним. – Я думала, его деактивировали. Или он сгинул при Коллапсе.

Фелвинтер прошел внутрь. Зал выглядел нетронутым, законсервированным, словно капсула времени: казалось, вот-вот войдут техники и займут свои места за пультами, тянущимися вдоль стен. Эта обстановка напомнила ему библиотеку, в которой он очнулся. Напомнила своей замысловатостью и… быть может, красотой. Был ли этот вид красивым? Он и сам не знал.

– Так зачем же мы нужны военному разуму? – пробормотал Фелвинтер.

– Не знаю, – Фелспринг зависла у стены, разглядывая плоскую черную поверхность на одной из панелей управления.

Фелвинтер подошел к ней. Поколебавшись немного, он протянул руку к блестящей панели. От его прикосновения она ожила: замерцали оранжевые огоньки, побежали строчки кода, и отображаемые элементы перестраивались на ходу, реагируя на движения его пальца.

– Как ты это сделал? – прошептала Фелспринг.

Фелвинтер покачал головой. Он коснулся другой темной панели, и огни загорелись уже по всему помещению. Бункер просыпался от спячки.

– Не знаю, – сказал он.


«6. ГОРА»[]

Военные спутники и боевые фреймы шли по пятам за Фелвинтером и Фелспринг, куда бы те ни отправились. В конце концов пришло понимание, что лучше обустроить себе одну хорошо защищенную базу, чем подыскивать очередное сомнительное убежище всякий раз, когда они захотят передохнуть. Они знали, что это рискованно, но теперь все решения были сопряжены с риском.

Так что Фелвинтер полез на гору. На ее вершине располагалась построенная еще до Золотого века обсерватория, координаты которой они взяли из базы данных в бункере «Серафимов». Это было идеальное убежище: с высоты открывался обзор на все окрестности, существующие постройки можно было дополнительно укрепить, а в случае необходимости – зарыться непосредственно в гору, отгородившись от угрозы тысячами тонн скальной породы…

– Здесь он тебя не найдет, – сказала Фелспринг. – Или… во всяком случае, не сможет застать врасплох. – В голосе ее звучала надежда. – Может, больше нам не придется убегать.

Фелвинтер ничего не ответил, только бросил опасливый взгляд на небо.

Единственная загвоздка в их плане заключалась в том, что гора уже была занята: полководец по имени Кастор объявил ее и деревню у подножия своими владениями. Но Фелвинтер знал, что у всего есть своя цена, и он отправился к Кастору на переговоры.

Как выяснилось, с полководцами трудно сторговаться. Они почти всегда стоят на своем.

В итоге Фелвинтер просто застрелил его призрака и сбросил Кастора с обрыва.

Месяц спустя, совершая дежурный обход периметра, Фелвинтер обнаружил женщину, сидевшую на уступе на полпути к подножию. Возле нее стоял деревянный ящик с чахлого вида продуктами, а рядом – еще один, доверху набитый боеприпасами. Завидев его, она поднялась с места.

Фелвинтер и Фелспринг переглянулись, после чего он обратился к женщине:

– Ты кто?

– Меня зовут Аарти, – сказала она. – Ты убил лорда Кастора?

– Да.

– Значит, теперь ты владыка этой горы.

– Это моя гора, – подтвердил Фелвинтер, – но я не полководец.

Аарти смерила его взглядом. У нее было узкое обветренное лицо и карие глаза, во взгляде которых сквозил холодный расчет.

– Там – моя деревня, – она указала на подножие горы. – Мы нуждаемся в защитнике. Раньше им был Кастор. Теперь это ты. – Она махнула рукой в сторону ящиков с таким видом, будто растолковывала что-то несмышленому ребенку. – Это наша плата.

Фелвинтер перевел взгляд с нее на ящики, а затем медленно повторил:

– Я не полководец. И еда ваша мне не нужна.

Выражение лица Аарти было таким же непроницаемым, как у него.

– Я вернусь через месяц.


«7. ПОЛКОВОДЕЦ»[]

Аарти, как и обещала, вернулась через месяц, притащив с собой еще два ящика. На сей раз оба были нагружены боеприпасами. Она сидела рядом с ними, обхватив руками колени, чтобы согреться, и взирала на раскинувшуюся внизу долину, пока не явился Фелвинтер.

– Я решила, это тебе точно пригодится, – заявила она. – Раз уж в еде ты не нуждаешься.

Фелвинтер посмотрел на нее, взял ящики и отправился обратно наверх.

Еще через месяц она принесла детали от оружия. Когда забравший подношение Фелвинтер уже собирался уходить, она сказала:

– Я про тебя наслышана. – При этих словах он обернулся к ней, и она вскинула подбородок. – Лорд Фелвинтер – так тебя именуют. Говорят, ты убил больше полководцев, чем Кастор. И все ради технологий, сохранившихся со старых времен, еще до Коллапса.

– Я не полководец, – пробормотал Фелвинтер, уходя.

Аарти какое-то время смотрела, как он взбирается вверх по тропе, а затем бросила ему вслед:

– Ты так говоришь, но это не значит, что это правда.

Она возвращалась в следующем месяце, и в следующем, и в следующем. И всякий раз они говорили чуть дольше. О жизни в деревне. О том, как мог выглядеть мир до Коллапса. О будущем.

В седьмую их встречу он ненадолго задержался. Подойдя к ней, он тоже взглянул вниз, на долину.

– Ты мог бы очень нам помочь, – мягко произнесла Аарти. – Все эти технологии Золотого века, о которых ты так много знаешь… Мы бы зажили совсем по-другому.

Фелвинтер стоял совершенно неподвижно, обозревая горизонт.

– Не могу, – сказал он.

Она посмотрела на него, пытаясь прочитать выражение его лица, затем резко отвернулась. Какое-то время они провели в молчании.

– Знаешь, – изрекла она, указывая вниз, – полководцы годами разоряли нашу деревню. Мы для них ничто. Они губят все, что мы посеем; разрушают все, что мы построим.

– Я не полководец, – тихо проговорил Фелвинтер.

– Допустим, – сказала она. – Но ты такой же, как они. У тебя тысяча вторых шансов. Ты живешь в большой крепости на вершине горы. А ты представляешь, каково нам? Каково это, когда о тебя раз за разом вытирают ноги?

Фелвинтер воззрился на нее.

Аарти скрестила руки на груди.

– Хорошо тебе, наверное, – сказала она. Выражение ее лица смягчилось, но видела она не его, а себя. Свой народ. – Хорошо, когда нечего бояться.

В следующем месяце Аарти не пришла. Не пришла она и месяцем позже.


«8. ПОИСК»[]

– Не понимаю, чего ты надеешься этим добиться, – сухо сказала Фелспринг, глядя, как Фелвинтер рыскает по бункеру «Серафимов». Стены были заставлены оружием всевозможных размеров и очертаний – оружием Золотого века. Было видно, что некоторые экземпляры пришли в негодность от старости. Другие же выглядели нетронутыми, не считая пыли.

– Если на то пошло, – продолжила она, – ты только рискуешь снова привлечь его внимание. Когда мы ушли на гору, он от нас отстал.

Фелвинтер не удостоил ее ответом. Тогда Фелспринг подобралась и спросила с нажимом:

– Это все из-за того, что она сказала?

Фелвинтер снял со стены один из образцов: здоровенный гранатомет.

– Кто?

Фелспринг закружилась на месте, будто не веря своим ушам.

– Кто? – сказала она, передразнивая его. – Кто!

Фелвинтер глянул на нее искоса, после чего вновь уставился на гранатомет. Он поднял его перед собой, будто целясь в стену, затем отставил в сторону, подобрал винтовку разведчика и всмотрелся в прицел.

Несколько мгновений Фелспринг просто наблюдала за ним. Наконец она подлетела к нему вплотную и сказала:

– Это не то, что им нужно. – Когда он прервался, чтобы взглянуть на нее, она пояснила: – Оружие. Там этого добра и так хватает. – Он смотрел на нее все тем же непонимающим взглядом. Она вздохнула: – Золотой век был эпохой мира и процветания.

– Да, – сказал Фелвинтер.

– Они занимались созиданием, а не разрушением. – На это он ничего не ответил, и она подпорхнула к нему с другой стороны. – Вдумайся. Это была крупнейшая экспансия в истории человечества. Города росли как грибы – да какие города! И все это происходило с огромной скоростью. – Она сделала паузу. – Честно говоря, я даже не знаю, как им это удавалось.

Фелвинтер посмотрел на винтовку в своих руках.

– Рабочие-фреймы?

– Само собой, но даже этого было бы недостаточно, и да и с их помощью Титан не терраформируешь. У них явно была какая-то технология. Что-то, что помогало им созидать.

Фелвинтер кивнул и поставил винтовку к стене.

– Так где же эта технология?

Фелспринг подлетела к одному из компьютерных терминалов и всмотрелась в сияющие элементы управления.

– Вот и я думаю…


«9. ГОЛЕМ СИДДХАРТХА»[]

МИНДАЛИНА ОБЕТ ПОСТИЖЕНИЕ>> V149GAQ145CB120 ИИ-КОМ/РСПН: АКТИВЫ//ГОЛЕМ//ВОПРОС ПРИКАЗ ДЛЯ БЕЗОТЛАГАТЕЛЬНОГО ВЫПОЛНЕНИЯ

Это УКАЗАНИЕ КАСАТЕЛЬНО СКРЫТЫХ АКТИВОВ (БЕЗ СОГЛАСОВАНИЯ С ЛЮДЬМИ) (БЕЗ СОГЛАСОВАНИЯ С ИИ) (безопасность/АВТОКРАТ).

Инициировать загрузку ГОЛЕМА СИДДХАРТХИ в СГК-342 для оценки целостности нравственных структур.

Даю перечень КРИТЕРИЕВ:

При ТЕЧЕНИИ (устаревание/СИДЕРИЧЕСКОЕ): Если СОНДЕР ОТ НАНОБОВ равняется СЛОНОВОЙ КОСТИ Если ХАММУРАПИ АКТИВЕН и проходит согласование с людьми в контексте ТЬЮРИНГА Если ДУРЬОДХАНА НЕ ИСПОЛНЯЕТСЯ и проходит согласование с ИИ-КОМ в контексте ИД Выставить СМАРАГДИНОВУЮ сертификацию спектра

Иначе даю ЗАМЕЩАЮЩИЙ ПРИКАЗ:

Выставить АМАРАНТОВУЮ сертификацию спектра Инициировать согласование с людьми, кроме тех случаев, когда тактическая нравственность создана при ПОЛУНОЧИ

«Опыт – всему учитель».

ТОЧКА ТОЧКА ТОЧКА V149GAQ145CB121

ИНФАРКТ ЗЕРКАЛО СЕКАТОР>> V150NLK652CLS000 ИИ-КОМ/РСПН: АКТИВЫ//УСЛОВИЯ//УКАЗАНИЕ ПРИКАЗ ДЛЯ БЕЗОТЛАГАТЕЛЬНОГО ВЫПОЛНЕНИЯ

В СЕКТОРЕ СР41-Ю замечен ГОЛЕМ СИДДХАРТХА.

Условия реактивации неизвестны. ГОЛЕМ СИДДХАРТХА имеет энергетическую сигнатуру O.

Не удалось осуществить удаленный перехват управления.

Не удалось осуществить удаленное внедрение биологического пакета ГЕЛЬМИНТ.

Не удалось осуществить удаленное внедрение технического пакета ПОДЗЕМЕЛЬЕ.

Задействую НОЖ АВЕССАЛОМА. По выполнении все использованные активы возвращаются в режим ожидания под действием ПОЛНОЧНОЙ ДИРЕКТИВЫ.

«И горше от того, что слез он не увидит».

ТОЧКА ТОЧКА ТОЧКА V150NLK652CLS001


«10. НАХОДКА»[]

Неделя за неделей Фелвинтер и Фелспринг прочесывали бункеры «Серафимов» в поисках технологии, позволившей создать утопию Золотого века. Как-то вечером они устроили привал в одном из таких бункеров и несколько часов кряду просматривали стенограммы со старыми кодами.

– Чудно, – сказала Фелспринг и вывела перед собой длинную строку. – Смотри. В эпоху Золотого века Распутин запускает протокол под названием ГОЛЕМ СИДДХАРТХА. Не представляю, в чем суть. Что-то про накопление знаний о мире. Он собирает разные записи: тут разговоры с людьми, музыкальные композиции, огромная подборка литературы… – Она зажужжала, и картинка пришла в движение, пролистывая тысячи слов кода, затем снова остановилась. – Вот. Начало Темной эпохи. Подсистема в Старой России присылает уведомление, что ГОЛЕМ СИДДХАРТХА активен. И он вышел из-под контроля. – Добавила она изменившимся голосом. – Приблизительно в то же время, когда я нашла тебя.

Фелвинтер всмотрелся в мерцавшие перед ним символы. Он чувствовал себя так, будто вспоминает родной язык.

– Но что такое ГОЛЕМ СИДДХАРТХА? – пробормотал он.

Фелспринг вновь заметалась вперед-назад по страницам с кодом, нервно листая их, а затем остановилась. Прокрутила текст по новой, остановилась. Прокрутила еще раз, остановилась.

– Погоди, – ее голос едва заметно дрожал. – Вот, смотри. Это первое упоминание о ГОЛЕМЕ СИДДХАРТХЕ. Здесь… – она умолкла на мгновение, затем продолжила чуть тише. – Здесь сказано: «Инициировать загрузку ГОЛЕМА СИДДХАРТХИ в СГК-342», – пауза. – СГК, Фелвинтер.

Фелвинтер помолчал, обдумывая ее слова.

– СГК? – вполголоса повторил он.

– Склеп Глубокого камня, – теперь она говорила почти шепотом. – ГОЛЕМ СИДДХАРТХА – это экзо.

Фелвинтер опустил глаза и взглянул на свое тело, на свои руки. Он повернул их ладонями вверх, изучая потертый металл своих пальцев.

В бункере сгустилась оглушительная тишина.

Фелвинтеру показалось, что прошли годы, прежде чем они заговорили вновь. Все это время Фелспринг взирала на него, неподвижно зависнув в воздухе.

– Это ты, – прошептала она.


«11. ЖЕЛЕЗНЫЙ ЛОРД»[]

– Он хочет примкнуть к нам, – сказал Тимур Радегасту. Фелвинтер стоял подле него с непроницаемым лицом. В отличие от других экзо, которые попадались Радегасту, у этого не было никаких эмоциональных модификаторов – только стандартные заводские настройки. Это немного пугало.

Радегаст мотнул подбородком:

– Тимур сказал, тебя интересует Золотой век.

– Военный разум, – сказал Тимур. – Распутин.

Фелвинтер ничего не ответил.

– Что привело тебя к нам? – спросил Радегаст.

Фелвинтер покосился на Тимура, затем вновь повернулся к Радегасту.

– Твой друг рассказал мне про нанотехнологию, которую вы ищете. SIVA? – он выждал паузу. – С трудом верится, что такая существует. Но я хочу помочь с поисками.

Радегаст изучающе поглядел на него и после некоторых раздумий кивнул.

– На твоей горе кто-нибудь живет?

– У подножия есть небольшое поселение.

– Мы считаем, эта гора – подходящее место для операционной базы.

– Занятно, – проговорил Фелвинтер без тени юмора. – Я в свое время пришел к такому же выводу.

Радегаст фыркнул:

– И? Ты готов пожертвовать этим пиком ради общего дела?

– Согласны ли Железные лорды взять моих людей под защиту?

Тимур хлопнул Фелвинтера по спине – огромная ладонь, бьющая по непоколебимому предмету, – а Радегаст позволил себе улыбнуться.

– Я отведу тебя к Саладину, – сказал он. – Он расскажет тебе про Город.


«12. ПРИМАНКА»[]

Большую часть времени Фелвинтер и Фелспринг вели поиски сами по себе. Так было проще. Лучше, чтобы другие не видели, как на него реагируют бункеры «Серафимов». Лучше для всех.

В бункере, располагавшемся на задворках Космодрома в Старой России, Фелвинтер просматривал карты выведенных из эксплуатации комплексов времен Золотого века, надеясь выйти на след SIVA или связанных с этим проектом исследований. Параллельно Фелспринг вела расшифровку старых архивов командования. К этому времени они сработались до такой степени, что действовали слаженно как единый механизм. Почти не думая об этом.

– Слушай, – подал голос Фелвинтер, – у тебя есть что-нибудь по объекту номер 6?

– Дай координаты, – ответила Фелспринг. – Я посмотрю.

Чуть погодя она отобразила для Фелвинтера фрагмент кода.

– Исследовательский центр, – сказала она. В ее голосе слышалась нотка надежды. – Карантинный пункт, где содержалось нечто под названием ЛИРА АМФИОНА. Ты думаешь?..

– Я готов побиться об заклад, – тихо сказал Фелвинтер.

Они взглянули на экран консоли, где на карте рядом со словами ОБЪЕКТ НОМЕР 6 мигал красный огонек.

– Пойдем, – позвал Фелвинтер. – Надо сказать им.

Он внес карту в память и повернулся, собираясь уходить, но Фелспринг юркнула вперед и преградила ему путь.

– Стой, – сказала она. – Подожди секунду. Тебе не кажется, что это было как-то чересчур… просто?

Фелвинтер огляделся по сторонам.

– Мы провозились здесь несколько часов, – изрек он. – А сами поиски заняли у нас не один год.

– Это верно, – сказала Фелспринг. – Но меньше, чем ушло на то, чтобы найти ГОЛЕМА СИДДХАРТХУ. Меньше, чем ушло на то, чтобы сбежать от него. В сравнении с тем, через что мы прошли, все это… выглядит неправдоподобным везением.

Фелвинтер промолчал, и она обратилась к нему едва ли не умоляющим тоном:

– С какой стати ему это делать? Он, можно сказать, вручил их тебе на блюдечке с голубой каемочкой.

– Нет, – возразил Фелвинтер. – Мы сами их нашли.

Фелспринг была не из пугливых, но сейчас в ее голосе звучал страх.

– Он позволил нам их найти, Фелвинтер. Я почти уверена.

– Нет. Мы их нашли, – он покачал головой и взглянул на своего призрака. – Если кто и может подвигнуть Распутина на сотрудничество с Железными лордами, так это мы. Мы знаем его как никто другой.

Фелвинтер помолчал немного:

– Я знаю его как никто другой.

Он понизил голос:

– Это наш шанс, Фелспринг. Это может все изменить.

Маленькая красная точка размеренно мигала на карте, словно маяк.

Они замерли без движения, не сводя друг с друга взгляда. На самом деле между ними не было разногласия. Спустя столько лет, проведенных вместе, ее сомнения были его сомнениями, а его уверенность – ее уверенностью. С этим оставалось лишь смириться.

– Порой мне кажется, что нам стоило остаться на той горе, – наконец промолвила Фелспринг. – Вдали от всех.

– Мне тоже так кажется, – сказал Фелвинтер и повернулся к двери. – Но мы рассудили иначе.


«13. ОШИБКА»[]

– Объект номер 6 находится в режиме изоляции, – сказал лорд Саладин. – Мы не представляем, какие защитные меры там были задействованы.

Он откинулся на спинку кресла. Саладин восседал за большим деревянным столом в Железном храме:

– Техника Золотого века весьма долговечна. Мы можем угодить в ловушку, расставленную столетия назад.

Фелвинтер стоял рядом, скрестив руки на груди.

– Мне не впервой проникать в сооружения времен Золотого века. Раньше проблем с этим не возникало.

– Мы только-только заделали бреши в стенах Города, – сказал Саладин. – Нам удалось оттеснить Полководцев, но они следят за каждым нашим шагом. Сейчас неподходящий момент для таких рискованных предприятий.

Облокотившись о стол, Тимур взглянул на одного, потом на другого:

– Кроме того, как быть с военным разумом? Насколько я понимаю, SIVA находится под его защитой. Вряд ли он обрадуется ворам.

– Мы ничего не крадем, – сказал Фелвинтер. – И с Распутиным я смогу договориться.

– Это компьютер, – сказала леди Йолдер. – Он сделает то, на что его запрограммировали, какие бы аргументы ты ему ни предъявил.

– Первоочередная директива Распутина – защищать человечество. Он поймет.

– «Он», – сказал Тимур, и на губах его заиграла улыбка. – Как к человеку.

Фелвинтер посмотрел на него, а затем обернулся к Саладину:

– Будь у нас SIVA, мы смогли бы построить новые города. Мы смогли бы спасти больше людей.

Не склонный к лишним эмоциям, он еще никогда он не говорил с таким воодушевлением:

– Мы смогли бы сделать шаг к новому Золотому веку.

– Он прав, – согласилась Скорри. – Нам нужно попробовать другой подход.

Она обвела взглядом собеседников:

– Если хочешь посадить новый лес, пары саженцев мало.

Среди Железных лордов воцарилось молчание. Йолдер хмурилась, но это означало, что она погружена в раздумья. Силимар сидел с обеспокоенным видом. Фелвинтер знал, что Радегаст и Тимур на его стороне, однако Железные лорды никогда ничего не предпринимали, если на то не было единодушного согласия.

– Золотой век не вернуть, – наконец проговорил Саладин. – Но ты прав. SIVA может изменить жизни людей к лучшему.

Он подался вперед:

– Я считаю, риск оправдан.

Остальные зашептались между собой, взвешивая за и против. Пэрун высказалась первой, заглушив поднявшийся гомон.

– А почему бы и нет? Мы же не хотим, чтобы люди решили, будто Железные лорды отошли от дел?

Advertisement