Destiny Wiki
Advertisement
Destiny Wiki
1647
страниц
Legendy zabytyh – tom 2

Утонувший капитан – 1[]

Физанн из Дома Заката, хранящий верность Крааску, келлу Королей, убийца Носителей Света и Кабал, тихо ждал, скрытый темными водами.

Легионеры Кабал бездумно брели по воде, подобно стаду, и их тусклые глаза неподвижно глядели во тьму.

И когда Физанн встал и в его четырех руках блеснули клинки, а изо рта вырвался боевой клич Дома Заката, Кабал закричали что-то на своем грубом языке, их лица исказил страх, и они были убиты.

С того самого дня эликсни дали Физанну из Дома Заката новое прозвище. Теперь его называли Утонувшим капитаном.


Утонувший капитан – 2[]

«Значит, он сам отрубил себе руку?» – спросила Эйдо, поежившись. Скиталец кинул в пустой котел монетку, та отскочила от обода и укатилась в темноту.

«Он споткнулся и упал на собственный меч, – уточнил Скиталец. – Есть небольшая разница».

«Но это его не убило?»

«Нет, убил его Страж».

«Но в оде написано…»

«Увлекаешься поэзией? А я как раз знаю подходящий стишок», – Скиталец ухмыльнулся и откашлялся.

Был падший один – его звали Физанн –

Гордыней без меры пронизан,

Трем Стражам сказал он,

Когда убегал:

«Весь день, извините, расписан».


Утонувший капитан – 3[]

Эйдо нависала над детенышами, испуганно прижавшимися друг к другу. Скиталец выжидал неподалеку.

«Утонувший капитан не боялся ничего, – нараспев проговорила Эйдо. – Поэтому, увидев светящиеся глаза в пещере, он начал стрелять!» И она изобразила пальбу из четырех воображаемых пистолетов.

«Но когда выстрелы стихли, зверь не упал. Наоборот, – произнесла она зловещим шепотом, – он ринулся прямо на капитана!»

«Из глаз зверя вырывалось фиолетовое пламя, – Эйдо наклонилась вперед. – Он издал оглушительный крик…»

Скиталец понял, что сейчас его выход, и завопил, словно дикий зверь. Детеныши подскочили от страха и беспокойно защебетали.

«И после того как этот крик смолк, Физанн из Дома Заката, Утонувший капитан, исчез, – прошептала Эйдо, – и его больше никто никогда не видел».


Утонувший капитан – 4[]

Физанн из Дома Заката, хранящий верность Крааску, келлу Королей, раз за разом отражал нападения Кабал, испытывавших его на прочность.

Клинки героя эликсни превращали в кровавое месиво каждый отряд, по глупости входивший в его логово. Внутренности врагов падали в затхлую воду, и испуганное блеяние эхом отражалось от стен пещеры.

Но когда стало ясно, что героя эликсни ждет заслуженная победа, он почувствовал, как в спину, между нижними руками, вонзился клинок. Его погубил кинжал дрега, смазанный ядом предательства.

И воды вновь сомкнулись над головой Физанна из Дома Заката.


Утонувший капитан – 5[]

«Отец, ты ведь служил Дому Заката в одно время с Физанном, Утонувшим капитаном, так ведь?» – Эйдо попыталась задать вопрос так, чтобы он прозвучал буднично.

«Его репутация была известна всем», – уклончиво ответил Митракс.

«Оды рисуют его свирепым воином, убившим множество Кабал, – настаивала Эйдо, – в них воспевается его храбрость».

Митракс лишь молча теребил регулятор на дыхательном аппарате.

«Это что, не правда?» – продолжила Эйдо, не ослабляя напора.

«Физанн был бездарем, – наконец проворчал Митракс. – Как-то раз он пробил брешь в собственном кетче, потому что пытался провести Ритуал шести рук со взведенной боевой гранатой. Тот еще дурень».

«Но оды…»

«Оды – для детенышей! – отрезал Митракс, ответ получился более резким, чем он хотел. – В них безрассудство равняют со славой, а невежество – с храбростью».

«Ты книжница, – продолжил он уже более спокойно, – и должна научиться отличать истину от попыток выдать желаемое за действительное».


Утонувший капитан – 6[]

То был отважный капитан –

Герой по имени Физанн,

Клинком карал Кабал.

Вел Дом Заката за собой,

Восставшим трупам чтоб дать бой –

Физанн не отступал.

Но Утонувший капитан

Не знал, что есть коварный план,

Что вероломный друг

Достанет нож и пустит кровь,

Жестокость возрождая вновь,

Насилья вечный круг.

Но в смерти зов он услыхал,

Позора ужас испытал

Отважный капитан.

Глаза и рот огнем горят,

И крик смертельнее, чем яд, –

Стал чудищем Физанн.


Утонувший капитан – 7[]

Физанн из Дома Заката, хранящий верность Крааску, келлу Королей, был предан и убит. И когда его эфир уже начал растворяться в мутной воде, он услышал зов.

Но не зов келла или дрегов и даже не Великой машины или принца пробудившихся.

Это был зов Гласа во Тьме, что приказал ему воскреснуть и переродиться в новой форме – отвратительной и внушающей ужас.

И когда Физанн, оставив преданность Дому Заката в прошлой жизни, восстал из мертвых, он зарычал, из его рта и глаз хлынуло пламя, а его дух больше не зависел от эфира.


Утонувший капитан – 8[]

«Паук, я хотела поговорить с вами о Физанне, Утонувшем капитане, – сказала Эйдо. – Наверняка вы слышали оды о нем».

В ответ Паук лишь неодобрительно хмыкнул: «Знать бы, кто их написал, – такой талантливый лжец мне бы очень пригодился».

«Мой отец тоже сомневается в их правдивости», – ответила книжница. Ответ Паука ее заинтриговал.

«Физанн не просто так погиб, охраняя дырку в земле, – фыркнул Паук. – Крааск знал, что проблем от него больше, чем пользы».

«Но если все вокруг считали Физанна посмешищем, почему его прославляют в одах?» – недоуменно спросила Эйдо.

Паук подозрительно оглядел зал «Бочки эфира». «Первое правило пропаганды, маленькая книжница: есть только друзья и враги. Никаких полутонов быть не должно».

«Но ведь на самом деле…» – продолжила Эйдо за него.

«Мир не делится на черное и белое», – кивнул Паук.


Утонувший капитан – 9[]

«Два Стража ехали на "Спэрроу" через ЕМЗ», – приступил к рассказу Глинт.

Эйдо тут же начала печатать на планшете.

«Они оба были на одном "Спэрроу"?» – уточнила она, не отрывая взгляда от экрана.

«Да, – ответил Глинт. – Они остановились на обочине, потому что "Спэрроу" сломался. Один пошел искать припасы, второй ждал его, запершись внутри».

«"Спэрроу" был с дверями?»

«Этот – да, – ответил Глинт. – И они были заперты. Но потом Страж услышал, как кто-то скребется в дверь!»

Эйдо перестала печатать и заинтересованно взглянула на Глинта.

«Чей-то голос сказал: "Впусти меня". И Страж открыл дверь, но… снаружи никого не было!»

Глинт взмыл в воздух и охнул в притворном испуге.

«И?» – спросила Эйдо. Глинт прокрутился вокруг своей оси, словно оглядываясь, и замер.

«Конец истории», – сказал он.

Это была одна из самых коротких заметок Эйдо.


Легион усопших – 10[]

Услышьте! Я вам расскажу про Легион усопших,

Тот, что бесчестье принял от руки врага.

В бою закалены, крепки клыками, братья по оружью,

Но и они не устояли пред бессмертьем смерти,

Их Света пожиратели на одержимость обрекли.

Рассказ не нов, но мы его поведаем еще раз.

Усопших Легион – хранители тех плодородных мест,

Земли, где неизбежно ждет врага позор среди руин.

Немногие решались встать на пути их мощи.

Земля тряслась от поступи тяжелой и рева кораблей,

Тех, кто сиял и кто покрыт был славой.

И принимал, что было суждено, – и жизни, и потери.


Легион усопших – 11[]

«Так что, эти Безголовые, – спросила Каятль, задумчиво наклонив голову, – они воины?»

«О да, – ответила Эйдо, глядя на императрицу Кабал снизу вверх. – На самом деле, возможно, изначально они тоже были Кабал. Сейчас я изучаю связанные с ними легенды. Ваши подданные упоминали похожую историю, и, насколько я понимаю, у вашего народа давние и хорошо развитые устные традиции. В фольклоре Кабал точно нет ничего о горящих головах? Или огромных мечах?»

Каятль задумалась.

«Были Кабал, которые пожирали огонь, проходили сквозь огонь и изрыгали огонь. Но больше ничего подобного».

«Ясно», – разочарованно протянула Эйдо. И тут на ее плечо опустилась тяжелая рука Каятль.

«У нас было много воинов с горящими головами, – сказала она, пытаясь утешить собеседницу, – но горели они недолго».


Легион усопших – 12[]

«Когда Утонувший капитан исчез, – рассказывала Эйдо собравшимся вокруг нее детенышам, – Кабал объявили эту пещеру своей».

Детеныши недовольно зашептались: они уже успели перенять у старших нелюбовь к Кабал.

«Но в самую первую ночь после захвата у входа в пещеру появилась чья-то фигура, – продолжила Эйдо, – с большой круглой головой. Из ее огромного рта вырывалось пламя. Это был… Безголовый!»

«Их… съели?» – испуганно пискнул крошечный детеныш.

«Хуже, – ответила она. – Чудовище оторвало им головы, а их тела продолжили бродить по пещере, врезаясь в стены», – Эйдо вытянула перед собой все четыре руки и глухо застонала.

«И такими они остались… до наших дней», – закончила она свой рассказ.


Легион усопших – 13[]

Земля измучена войной и Света лишена,

И Легион усопших не чурался никаких побед,

Без командиров, но с ожогами на душах и телах,

Они сражались с честью, пока та не ускользнула.

И так они нашли ту смерть, что стала первой,

Что Легион усопших к их проклятью привела.

Найдя врага, который был им не по силам.

И, пораженье потерпев, они решили скрыться

В пещерах, где никто не сможет их найти.

Там ждал последний бой, что мог вернуть им славу,

Но жизнь отдав и боль найдя взамен,

Они увидели конец бесславный, что их ждал.

Явился Пожиратель Света зверем боевым,

И Легион усопших встретил свой конец.


Легион усопших – 14[]

«Спасибо, что согласились поговорить со мной», – почтительно произнесла Эйдо. Псион слегка наклонил голову в знак приветствия, Эйдо сделала то же самое.

«Я уже беседовала с императрицей Каятль. Но, надеюсь, вы сможете добавить к ее словам что-нибудь еще».

Эйдо почувствовала мягкое прикосновение к своему разуму. Вежливое согласие.

«Я ищу информацию о Безголовых, и…»

Мысли о существе без головы вызвали прилив адреналина в кровь. Вспышка тошнотворного ужаса в сознании была настолько яркой, что Эйдо буквально подпрыгнула от неожиданности. Мысли псиона лишь усиливали страх. Глаза Эйдо расширились.

«О, я…»

Крики. Фиолетовое пламя, льющееся из пустых глазниц.

«Мне очень жаль. Я…»

Крики. Фонтан конфетти.

«Я не хотела…»

Крики. Конфеты. Всюду конфеты.

«Вас расстроить».


Легион усопших – 15[]

«Примерно… 13,2 килограмма», – сказал криптарх Ярели, посмотрев на весы.

Эйдо обхватила себя обеими парами рук. Ей было неуютно. Вдоль стен лаборатории стояли сотни банок с органами и частями тела. И она видела, что многие из них принадлежали эликсни.

«Это… много?» – спросила Эйдо.

Криптарх посмотрел на нее, приподняв бровь: «Для конфетти – весьма. Так ты говоришь, что после смерти из Безголовых вырывается фонтан этого материала?»

«Да, – ответила Эйдо. – А еще еда, которую Стражи называют "конфетами"», – она попыталась скрыть, как отвратительна ей эта мысль, но не преуспела.

Криптарх недоверчиво покачал головой: «Если не считать невероятной плотности, это конфетти ничем не отличается от того, которое люди использовали во время торжеств до Темной эпохи».

Глаза Эйдо вспыхнули. Ее осенило. «Торжеств? Например… праздника "Холл лавин"?»


Легион усопших – 16[]

Но Легион усопших стал ничтожней смерти.

Ведь ждал позор их после судьбоносной битвы,

И не осталось даже сил держать мечи.

Но шепотом их Тьма звала на новый путь.

В постыдных одержимости объятьях

Дала им имя в смерти: Легион усопших.

Проклятьем мечены и ужасом гонимы,

Они глаза залили Тьмой и пламя в них зажгли,

Воздев мечи, восстав из фиолетовых костров.

И в бесконечности конец нашли все те, чьи головы пылали.

Им больше не бродить по этим землям, не нести войну.

Позор и память – вот и все, что нам от них осталось.


Легион усопших – 17[]

«И эти чудовища существуют?» – мрачно спросил лорд Саладин.

Эйдо нервно кивнула.

«У меня предостаточно доказательств их существования. Я знаю, что у них пылающие тыквы вместо голов… и что они наполнены конфетами, – последнюю часть Эйдо произнесла через силу. – А еще добыча. Они наполнены добычей».

Лорд Саладин размышлял над услышанным. Эйдо попыталась предположить, о чем именно он думает, но сдалась.

«Тем не менее выводы Глинта об их происхождении кажутся мне сомнительными», – добавила она.

Железный лорд смерил ее взглядом.

«Так ты узнала о них от Глинта?»

«Да, я…»

«У меня на это нет времени», – отрезал Саладин, а затем развернулся и ушел.


Изыскания Эйдо – 18[]

«Хочешь… чаю?»

Эйдо довольно быстро добралась до Луны и теперь тщетно пыталась устроиться поудобнее на складном стуле в жилище Эрис Морн. Хозяйка тем временем наливала горячую жидкость из сосуда в керамическую чашечку. Книжница вежливо приняла ее из рук Эрис, стараясь не расплескать содержимое.

«Значит, ты считаешь, что Безголовые связаны с праздником… "Холл лавин"?» – спросила Эрис.

«Да, – твердо сказала Эйдо. – Думаю, они не имеют никакого отношения к Улью».

«Понимаю».

«О! Правда? Тогда скажите…» – под взглядом Эрис Эйдо стушевалась и замолчала.

Книжница посмотрела на чай в своей чашке. Обычно люди пили подобные напитки вместе, но себе Эрис ничего не налила. Подняв глаза, Эйдо осмотрела комнату. Ей показалось, что в помещении довольно пусто. Уют создавали лишь чайник и коврик у двери. Надпись на коврике разобрать не получилось.

Молчание затянулось.

«Меня попросили сделать что-нибудь, чтобы здесь стало уютнее», – наконец сказала Эрис. Эйдо так и не поняла, было ли это пояснением или оправданием.


Изыскания Эйдо – 19[]

«В такие дни дети творили что хотели, – объяснил криптарх Мацуо, – они вымогали у граждан пищу, угрожая им вандализмом».

«Поэтому они и скрывали свои лица под масками, – задумчиво сказала Эйдо и тут же озадаченно спросила: – Но какое отношение подобный произвол имеет к почитанию мертвых?»

Мацуо пожал плечами: «Возможно, Холл лавин был праздником пересечения границ и люди надевали костюмы, чтобы выйти за рамки установленных правил?»

«Послушные детеныши начинали вести себя как бандиты, – продолжила его мысль Эйдо, – а мертвые возвращались, чтобы поговорить с живыми».

«Именно, – кивнул криптарх. – А те, у кого не было голов, получали замену… на время».


Изыскания Эйдо – 20[]

«Полагаю, мне следует тебя поздравить, – продолжила Эйдо, – и несколько раз извиниться. Твои исследования Безголовых – труд, достойный талантливейших из ученых».

«Благодарю за теплые слова, – прощебетал Глинт. Он явно был очень горд собой: его оболочка так раздулась, что казалось, будто призрак стал в два раза крупнее обычного. – Когда я только начал свое расследование, надо мной все смеялись. Ну, и кто смеется последним, а?»

«Я… Я не знаю, – сконфуженно сказала Эйдо. – Может, Скиталец? Он частенько надо мной посмеивается».

«Нет, – терпеливо объяснил Глинт. – Я. Я смеюсь последним».

«А! – воскликнула Эйдо. – Это торжествующий смех, потому что ты оказался прав! Я поняла».

«Ага! Я единственный призрак в Башне, ставший экспертом по сверхъестественному!» – Глинт прямо-таки светился от самодовольства.

«Это потрясающе, – согласилась Эйдо. – Однако твои выводы вызвали у меня несколько вопросов, которые я хочу обсудить…»


Изыскания Эйдо – 21[]

Изыскания Эйдо, книжницы Дома Света, касающиеся существ, известных как Безголовые (продолжение)

«…из чего можно сделать вывод, что тыквы являлись разумными существами, у которых были глаза и рот. Иногда один глаз, а иногда четыре – что кажется более привычным.

Существует теория, что люди убивали, готовили и ели тыквы… но по этому вопросу все еще ведутся споры. Возможно, со временем тыквы обозлились за то, что на них постоянно охотились, и решили дать отпор.

С другой стороны, если я правильно поняла первоисточник, который датируется временами до Золотого века, некоторые религиозные фестивали были посвящены выявлению самой тяжелой тыквы. Возможно, тыквы использовали в качестве проводников, чтобы попасть в Холл лавин? Хотя я по-прежнему не понимаю, как растение может обладать необходимой подвижностью».


Изыскания Эйдо – 22[]

«Изучив свидетельства, предоставленные Глинтом, я прошерстил наши архивы в поисках упоминаний о безголовых телах», – начал криптарх Мацуо.

«И мне удалось найти самый древний из известных нам документов, в котором говорится о Безголовых!» – он подтолкнул пергамент в вакуумной упаковке к Эйдо, сидящей на другом конце стола. Она радостно защебетала.

«Как видишь, – продолжил Мацуо с самодовольной усмешкой, – этот отчет написан ученым Золотого века, который называл себя исследователем "четвертого класса"».

«Он называет этот документ "анализом книги", – заметила Эйдо, – значит, где-то есть и сама книга – а в ней может быть куда больше данных по интересующей нас теме!»

«Разумеется, – подтвердил Мацуо. – И в этом документе есть имя человека, который, как я понял, первым встретил Безголового…»

«Ученый по имени… Икабод Крейн», – радостно воскликнула Эйдо.


Изыскания Эйдо – 23[]

«Итак, – подвела итог Эйдо, – если ты прав и Безголовых действительно создал Нокрис, как вышло, что они обитают в пещере на Земле?»

«Возможно, Безголовые каким-то образом проникли на транспорт, идущий с Луны? – предположил Глинт. – И стали злобными космическими зайцами?»

«Может быть, – ответила Эйдо, хотя теория Глинта ее не убедила. – А может, они вообще не связаны с Ульем. Пока что у нас недостаточно данных, чтобы сделать однозначные выводы».

«Но есть еще один вопрос, на который нам следует попытаться найти ответ прямо сейчас, – продолжила она. – Почему у Безголовых такое неподходящее название? У них же есть головы».

Цифровой зрачок Глинта сузился. Призрак начал вибрировать и издавать низкое гудение, которое Эйдо ошибочно приняла за признак глубоких раздумий.


Изыскания Эйдо – 24[]

Изыскания Эйдо, книжницы Дома Света, касающиеся существ, известных как Безголовые (продолжение)

«Вот что мы знаем о странном ритуале под названием Холл лавин, существовавшем до Золотого века.

Во время обряда люди носили маски чудовищ, у которых было как эстетическое, так и религиозное назначение. Эта традиция сохранилась до наших дней благодаря Фестивалю усопших.

Людям в масках позволялось заниматься бандитизмом и вымогательством в отношении соседей. Более того: возможно, подобное поведение даже поощрялось. Эта практика была особенно распространена среди несовершеннолетних.

Люди использовали тыквы в качестве фамильяров и с их помощью преодолевали границу между жизнью и смертью. Теперь эти разумные растения вымерли, и пока не ясно, какую роль они играли в ритуале, однако их психодуховные силы, безусловно, требуют дальнейшего исследования».


Изыскания Эйдо – 25[]

«Если люди, жившие до Золотого века, знали о Безголовых, – сказала Эйдо, – значит, эти существа точно не имеют отношения к Улью».

«Разумное заключение, – согласился криптарх Мацуо. – Первый контакт человечества с Ульем состоялся только во время Коллапса».

«Глинт будет… разочарован эти выводом», – неохотно добавила Эйдо.

«Да, наверняка. Кстати, о Глинте… Не могла бы ты не рассказывать ему о моем вкладе в ваши исследования? – попросил Мацуо, нервно постукивая указательными пальцами друг о друга. – Я называл отчеты Глинта бредом сивой кобылы, и мне очень не хочется оправдываться».

«Да-да, конечно, – закивала Эйдо. – Но я уверена, что эти изыскания Глинт проводил сам».


Изыскания Эйдо – 26[]

«Значит, ты правда думаешь, что Безголовых создали люди?» – переспросил Глинт, недовольно встопорщив крылышки.

«Да, моя гипотеза такова: они были созданы для древнего ритуала людей, – ответила Эйдо, не замечающая негодования призрака, – который назывался Холл лавин».

Глинт скептически накренился на один бок: «Каких еще лавин?»

«Я пока не поняла эту метафору. Но это место, где соприкасаются два мира: живых и мертвых, – пояснила Эйдо. – А древние тыквы были необходимы, чтобы туда попасть».

Крылышки Глинта недоуменно опустились.

«И хотя я, безусловно, ценю твой вклад в исследование Безголовых, – продолжила Эйдо, – согласиться с твоими выводами об их происхождении не могу».

«Как и с придуманным тобой названием», – добавила она.

«Но я… но мне нравится…» – промямлил Глинт.

«Я вновь хочу подчеркнуть, что у них есть головы, – горячо возразила Эйдо. – Более того, это их отличительная черта».


Изыскания Эйдо – 27[]

Изыскания Эйдо, книжницы Дома Света, касающиеся существ, известных как Безголовые (продолжение)

«Похоже, что основной идеей Холла лавин было пересечение границ. В это время социальные нормы становились менее строгими и людям позволялось нарушать определенные правила – это касалось как законов общества, так и законов природы.

Судя по всему, большинство людей использовало эту возможность, чтобы связаться со своими предками, – это чем-то похоже на ритуалы избавления, которые "Авангард" проводит на борту "Левиафана". Однако есть вероятность, что самые безрассудные участники ритуала обратились к силе тыкв, чтобы создать новых существ: Безголовых.

Я благодарна Глинту за то, что он доказал существование этих существ, которые явно предпочитают скрываться от посторонних глаз. Однако мои собственные исследования, которые я провела совместно со Стражем, не позволяют согласиться с выводами Глинта об их происхождении. Полагаю, наш спор будет продолжаться и дальше, пока Носителям Света не надоест истреблять Безголовых ради сокровищ и "конфетных" внутренностей».

Advertisement