Destiny Wiki
Advertisement
Destiny Wiki
1647
страниц
Императрица

Глава 1: Рассказчица[]

Золотистый шелк и фиолетовый бархат нависали над позолоченным креслом, в которое уселась Азтжа, чтобы рассказать принцессе Каятль сказку на ночь.

Азтжа была императорской хранительницей мифов, талантливой рассказчицей и псионом. В ее памяти хранились все легенды и истории покоренных планет. Отец Каятль часто говорил: «Азтжа – сама по себе мир-библиотека». Он часто уходил – либо предавался наслаждениям, либо внезапно погружался в меланхолию, и тогда ничто не мешало Азтже наполнять фантазиями сознание Каятль.

Держа в руках модель боевого корабля, Каятль села на пол рядом с Азтжой.

– Азтжа… – вежливо начала она, зная, что иначе сказки не будет, – Пожалуйста, расскажи мне о том, как народы из дальних краев описывают рождение вселенной.

Азтжа подумала, поискала истории в библиотеке своей памяти, а затем кивнула.

– Представь себе вселенную в виде кружащегося хаоса, – негромко сказала Азтжа.

Каятль закрыла глаза и увидела эту картину.

– Среди хаоса стоит Иркин Ла, Первая Хозяйка. Она внезапно возникла с Первой Мыслью: хаос должен превратиться в порядок.

В сознании Каятль возникло невероятно огромное существо.

– И чтобы удовлетворить Первую Мысль, которая позднее станет Первым Законом, Иркин Ла поглощает хаос бездны и дает жизнь упорядоченной вселенной.

Каятль открыла глаза. В них горел огонь любопытства.

– Тииарны считают, что вселенная была создана так, – пояснила Азтжа.

– А где живет эта великанша? – Каятль посмотрела на игрушку, затем на Азтжу.

– Тииарны сказали бы, что она – сама ткань, из которой соткана вселенная. Когда ты смотришь на небо, когда ты смотришь на космос, то видишь рот Иркин Ла.

Каятль еще немного поиграла с кораблем, а затем подняла голову и с яростью произнесла:

– Я брошу вызов Иркин Ла и убью ее. Тогда вселенная будет принадлежать моему народу.

– Да, пожалуй, ты бы так и сделала. – усмехнулась Азтжа. – Но империя уже победила тииарнов. Их больше не осталось. И поскольку в Иркин Ла уже никто не верит, она тоже умерла.

– Тогда в нее поверю я.

– Ты поверишь в нее, чтобы бросить ей вызов? – удивленно улыбнулась Азтжа.

– Да.

Снова рассмеявшись, Азтжа положила руку на голову Каятль.

– О, храбрая Каятль! Воительница столь могучая, что силой мысли создает себе врагов.

Каятль раздулась от гордости.


Глава 2: Пилот-АС[]

В боевой камере, созданной скульптурами разума - псионами ее отца, - Каятль вела истребитель сквозь странный мир. Он изгибался, замыкался сам на себя, создавая вокруг странный, гниющий ландшафт. Она пролетела мимо гор, на которых росли опухоли, сочащиеся жидкостью, она видела поля, покрытые жидкостью, она видела поля, покрытые чешуйчатой живой тканью.

От возбуждения картинка перед ее глазами становилась четче; хорошо знакомая система управления делала ее хватку тверже. Здесь ей было гораздо лучше, чем на скучных уроках отца. Здесь она бодрствовала. Здесь она жила.

Голос Умун`арат гремел в ее ушах, словно вырывающийся на поверхность сухопутный кит.

- Представь себе, что весь Торобатл - это зловонные могилы-болота Аарка, - сказала она. - Века, утонувшие в топкой грязи. Символ чужой победы.

Каятль прищурилась, глядя на экран радара. Оскверненное пламя внезапно возникло прямо по курсу и прожгло дыру в небе...

- На пограничных территориях живут такие монстры, которые способны выпотрошить наш мир и вывернуть его наизнанку, - рычала Умун. - Они ничего не боятся.

Каятль ощутила знакомый удар и крен, которые свидетельствовали о том, что хвост корабля получил повреждения. Она попыталась набрать высоту. Из дыры в небе появилась ведьма - огромная, завывающая. В ее лапах вспыхнул изумрудный огонь и полетел по спирали к кораблю Каятль. Фейерверк ошеломил ее, и увернуться она не успела.

За несколько секунд до того, как ее корабль вспыхнул, Каятль услышала: "Чего ты боишься, принцесса?"

В этих боевых камерах симулированная смерть ощущалась совсем как настоящая. Паника, боль, темнота. Реалистичные последствия поражения. Проигравшие парили в пустоте, и минуты тянулись для них, словно часы.

Когда тьма наконец рассеялась, Каятль поняла, что стоит в пустой камере. Одна.

В камере появилась Умун и подошла к Каятль.

- Ты умерла, - сказала она.

- Да, - ответила Каятль, стараясь не горбиться и говорить спокойно. Но рука ее дрожала - унизительный эффект, вызванный поражением.

- Ты отвлеклась, - сказала Умун. - Я видела, как ты глазела по сторонам, словно на экскурсии. - Она презрительно взмахнула левой рукой. - В детстве ты слушала слишком много сказок.

- Больше этого не повторится, - ответила Каятль.

- Ошибаешься, - сказала Умун. - Если хочешь выжить, то умрешь еще не раз. - Она хлопнула Каятль по плечу. - А теперь повторим.


Глава 3: Убийца[]

Каятль почувствовала на себе взгляд убийцы еще до того, как услышала ее слова.

- Твой отец передает тебе привет, - прохрипела она.

Дочь императора спокойно повернулась к ней. Это не был Кабал. На ней был странный, облегающий бронекостюм - наверняка какая-то броня иных видов, непривычных к атмосфере. Но влияние ее отца было очевидным: он отдавал предпочтение белому, фиолетовому и золотому.

- Пусть оставит приветы себе, - сказала Каятль. Пушка убийцы, наведенная на ее грудь, сияла фиолетовым светом, искажавшим воздух вокруг.

- Он прислал тебе сообщение.

Каятль бросилась вперед и врезалась плечом в грудь убийцы. Та выстрелила, и бицепс Каятль пронзила энергия Пустоты. Это ее не остановило. Она повалила убийцу на землю, стиснула ей горло одной рукой, а вторую сжала в кулак. В шлеме убийцы она увидела отражение собственного взгляда. Яростного. Холодного. Любопытствующего.

- Тогда давай, - зарычала она, занося кулак для удара. - Передавай сообщение.

- Ты ребенок в костюме генерала, - выдохнула убийца, извиваясь. - У тебя нет стратегического мышления отца. Нет ни энергии, ни силы того, кого называют "Доминус". - Что-то острое проткнуло скафандр Каятль и прижалось к ребрам. - О тебе никто не вспомнит.

Каятль сделала кувырок, чтобы извлечь из себя лезвие; убийца последовала за ней и приставила пустотное оружие к ее голове.

Каятль ударила рукой по стволу. Энергия пронзила ее ладонь, но она вырвала оружие. Окровавленными пальцами она ухватилась за шлем убийцы и ударила ее головой о землю. Один, два, три раза.

Щиток начал трескаться.

Четыре, пять, шесть раз.

Она отпустила шлем, и тот с грохотом ударился о землю. Теперь ее отражение в нем было искажено.

- Отец меня слышит? - загрохотала Каятль. - Передай ему, что я приду за ним. Передай, что ему от меня не скрыться.

Убийца задохнулась и захрипела.

- Убив меня, ты не остановишь... конец. Мои боги предсказали...

Секунду помедлив, Каятль ударила здоровой рукой по щитку шлема, разбив свое отражение и череп убийцы.

Она села среди обломков, тяжело дыша, покрытая странной, вязкой кровью.

- Твои боги мертвы, - сказала она в пустоту.


Глава 4: Солдаты[]

Каятль ненавидела медлительность двора. Она презирала голоса хитроумных придворных и генералов, соревновавшихся друг с другом за внимание монарха и ресурсы. Разбирать их скучные просьбы было все равно, что искать палки, которыми чешут спину, на дне глубокой грязевой ванны.

Но однажды к ней пришел генерал с вполне понятной жалобой.

- Вонь из покоев Умун`арат распространилась по всему восточному крылу дворца. Стоит моим любовницам пройти по коридорам, и они уже задыхаются от ядовитых испарений.

Удивленная тем, что не слышала об этом раньше, Каятль отпустила его, пообещав осмотреть покои Генерала-Призывателя.

В тот же день она обнаружила, что первая комната Умун, обычно по-армейски идеально убранная, изменилась. Два стола, предназначенные для планирования военных операций, были завалены неизвестными документами и книгами. В комнате пахло смертью и ядом. На полу кто-то вывел пеплом странные символы.

В дальнем углу комнаты, в узах, которыми связывали пленных на тюремных кораблях, висел живой раб Улья. Он пускал слюни и что-то бормотал.

- Умун! Что здесь происходит? - потрясенно воскликнула Каятль.

Умун отвернулась от стола, на котором лежала раскрытая книга. Переплет книги, похоже, был сделан из покрытой пятнами кожи.

- Принцесса, - ответила она, не скрывая радости. - Отлично. Я собиралась пригласить вас, но у вас столько дел. Вот, взгляните - это будущее армии Кабал.

Каятль подошла к ней, стараясь смотреть только на Умун, но не на раба.

- Они не боятся боли, - сказала Умун с каким-то извращенным восхищением в голосе. - Они не боятся смерти.

- Солдаты, которые не чувствуют боли и не знают страха, бесполезны, - сказала Каятль, глядя на Генерала-Призывателя. - "Именно мысли о смерти и готовность бросить ей вызов делают их храбрыми". Ты сама познакомила меня с этими текстами.

- Они уже пройденный этап, - пробормотала Умун, наблюдая за тем, как раб поворачивает свою уродливую голову, прислушиваясь к их голосам. - Каятль, с каждым ударом меча вселенная становится меньше. Конкуренция - острее. Если мы не освоим новые способы ведения войны, нас перережут, как и всех остальных. - Она заговорила тише. - Мы должны принять новых богов, иначе мы погибнем.

Внезапно раб яростно забился, пытаясь вырваться из своих уз.

Каятль перевела взгляд на него.

- Я приказываю тебе выйти из моего совета и подать в отставку, - сказала она после долгой паузы.


Глава 5: Новые боги[]

Об этом зрелище Каятль сообщила Таурун, одна из ее советников.

- На площади, - сказала она с тревогой. - В жизни не видела ничего подобного.

Каятль немедленно отправилась туда.

В квартале оружейников Торобатла, на центральной площади воздух лизали языки зеленого пламени. Рядом с ним, под охраной двух стражников, стояла Умун`арат в одной набедренной повязке. На ее коже были вырезаны странные, примитивные символы. Увидев Каятль, она откинула голову и захохотала.

- А вот и наша имперская принцесса, - сказала она. - Пришла, чтобы преклониться перед новым богом.

[Я - Саватун, шепчущая.]

Каятль вышла вперед.

- Отпустите ее, - сказала она стражникам. Они неохотно выполнили приказ. - Перед каким богом, Умун? Какую ересь ты изобрела на этот раз?

- Перед богиней войны, - ответила Умун, ухмыльнувшись, и под их ногами задрожала земля.

[Но богиня войны разместила свои армии в другом месте; это ее сестра, улыбаясь, завладела вниманием Умун`арат, ребенком войны.]

Каятль встала перед Умун, освещенной мерцающим зеленым огнем.

- Твоя одержимость - это слабость, - сказала она, - И она угрожает всем нам.

- Теперь ты ничего не можешь остановить, - ответила Умун, задыхаясь от восторга.

[Зиву Арат, услышь меня.]

Каятль не отвела взгляд.

- У меня нет выбора, придется...

Умун, усмехаясь, подняла руки. Они засияли. Огонь у нее за спиной разгорелся ярче и затрещал, словно груда костей.

- В мире нет ничего, кроме войны, - воскликнула она.

Когда треск достиг максима, Каятль приняла решение. Стремительно, словно молния, она выхватила из ножен церемониальный клинок и воткнула его в грудь Умун.

Умун рассмеялась.

[Ты - война, и я создаю тебя из войны и крови.]

Она смеялась, смеялась и смеялась до тех пор, пока у нее изо рта не потекла пена. До тех пор, пока Каятль не вытащила свой меч, с отвращением толкнув Умун ногой. Тело упало в зеленый огонь.

[Подарок для моей любимой сестры.]

Пока огонь пожирал тело, в небе открылся огромный портал.


Глава 6: Боевая песнь[]

Над городом Торобатл поднимался дым. Небо потемнело от кораблей-гробниц и молотилок. Странные, похожие на веретена башни вырастали из земли, превращая с детства знакомые Каятль проспекты и переулки в чужие земли.

Ей удалось сбить ракетами немало существ, хлынувших через разрыв в небе - они гибли так же, как и любой другой враг - но их поток не прекращался. И они, похоже, не знали страха.

Каятль, погребенная под обломками одноместного истребителя, пыталась перевести дух. Из ее скафандра вытекал гель. Она вспомнила слова Умун: "Они не боятся боли. Они не боятся смерти".

Как она это допустила? Почему именно она открыла эту дверь?

Проклиная Умун за то, что та это начала, Каятль понимала, что именно она довела дело до конца. И не важно, что сделано это было неосознанно, без понимания, что происходит. Ответственность все равно лежала на ней.

Она проклинала Умун и подлый Улей, но больше всего она проклинала себя.

Она погубила свою родину.

Громкий словно гром, оглушающий голос заговорил с ней:

- МОЙ ДОМ - ВОЙНА.

МОЙ ГОЛОС - БОЕВАЯ ПЕСНЬ.

ПОКА ТЫ ПОКЛЯЛАСЬ ВОЙНЕ, ТЫ ПОКЛЯЛАСЬ МНЕ.

Я ЗДЕСЬ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ДАНЬ.

СРОК УПЛАТЫ ДАВНО ИСТЕК.


Глава 7: Коронация[]

На летящем прочь военном корабле "Элигос Лекс V" Каятль сидела за длинным столом вместе со своими советниками. Всех собравшихся охватила паника.

- Их боевые спутники слишком сильны, - сказала советница Таурун. - На тактическом экране, словно бесчисленные песчинки в космосе, плыли корабли и спутники Улья. Экран мигнул.

- Потери их не останавливают, - загрохотал Ка`аург. - Для Улья неприемлемых потерь нет.

Собравшиеся одобрительно загудели. - Гоул забрал с собой часть наших лучших генералов, - сокрушался Та`арек. - В эту проклятую Солнечную систему, в свой бессмысленный поход...

- Они не вернутся, - сказал Ка`аург. - И Гоул тоже. - Он сжал кулак. - Но эта слабость появилась не с Гоулом, а с тем раздутым предателем Калусом.

Ка`аург и Та`арек свирепо посмотрели друг на друга. Этот взгляд Каятль был прекрасно знаком: он часто предшествовал кровопролитию. Она посмотрела на них, а затем приказала: - Хватит.

Все посмотрели на имперскую принцессу.

- Моему отцу вскружил голову миф о своем величии, - сказала Каятль. - Он кормил себя и своих людей историями о том, какой может стать империя, но действовал нерешительно, использовал только полумеры. Он не добился успеха. Он не желал добиться успеха. Но я - не мой отец.

- Доминус Гоул был увлечен мыслью об искуплении. Он воображал, что ему кто-то задолжал, и стремился взыскать эти долги. Чтобы обеспечить себе место в истории, он использовал Легион. Империю он считал еще одним объектом, который должен принадлежать ему. Я - не Доминус Гоул.

- Умун`арат ввела меня в заблуждение - как и нас всех. Наш народ не привык бежать с поля боя. Но мы не Улей, чтобы бросаться на меч снова и снова. Из тактического отступления можно извлечь выгоду.

Она вгляделась в обеспокоенные лица советников. Ей стало стыдно за их слабость, но она понимала, что несет ответственность за их судьбу.

- Все оставшиеся корабли мы отправим в Солнечную систему, чтобы вернуть себе все, что осталось от Легиона. Таков первый приказ новой императрицы Кабал.

На следующий день, пока они улетали все дальше от родной планеты, на борту флагманского корабля "Элигос Лекс V", состоялась коронация Каятль, императрицы Кабал.


Глава 8: Императрица[]

//ПОСЛАНИЕ КАЯТЛЬ, ИМПЕРАТРИЦА КАБАЛ, СВОЕМУ ФЛОТУ//

Я обращаюсь к вам как коронованная императрица империи Кабал, ваша новая правительница.

Мы бежим прочь от нашей родины. Кто-то из вас оплакивает потерю. Кто-то шепчет о том, что отступление - признак слабости. Уверяю вас, мы не отступаем из слабости. Мы движемся навстречу силе.

Оказалось, что мы вступили в бой с самой войной. И я увидела ее уродливое, губительное лицо.

Мы не такие, как наши враги. Мы всегда идем в бой во имя чего-то. У нас есть цель.

Мы не сражаемся за бессмысленную роскошь, мы не воюем, чтобы заслужить одобрение лжебогов. В отличие от наших предков, мы сражаемся, чтобы почтить память прошлого и во имя собственного будущего - такого, где нет тщеславия, а есть только слава. Мы сражаемся за империю.

Теперь мы прокладываем путь в Солнечную систему, чтобы спасти солдат, которые оказались там из-за гордыни Гоула. Мы возродим армию и вернемся, чтобы освободить нашу родину.

Наше будущее не будет таким же, как наше прошлое. Доверьтесь мне, и тогда я приведу нас в новую эпоху, и я не откажусь от своих обещаний, как это сделал мой отец.

Отныне все псионы империи Кабал освобождаются из рабства и получают все права граждан. Вы вольны остаться или уйти, если хотите. В последнем случае вам выдадут приемлемое количество припасов.

Если решите остаться, то я должна вас предупредить: нас ждет долгая и тяжелая битва. Многие из нас будут сражаться, истекать кровью и умирать за нашу общую свободу. Но вместе мы создадим армию, воины которой будут сражаться на не себя, и не за своих командиров, но друг за друга.

Лжебогов мы беспощадно уничтожим. Империя Кабал с блеском справится с этим испытанием. Наше прошлое сделает нас сильными в будущем.

Кабал обретут единство.

//КОНЕЦ СООБЩЕНИЯ//


Глава 9: Перемирие[]

Каятль сидела в одиночестве в своих покоях. Из задумчивости ее вывело появление Таурун.

- Императрица, - сказала Таурун, кланяясь ей. Она всегда неукоснительно придерживалась правил этикета. - советники ждут вашего решения относительно нашего прибытия в Солнечную систему.

Каятль сухо взглянула на нее. Как будто она сама не знает.

Не дождавшись ответа, Таурун заговорила снова.

- Вы уже приняли решение?

Вздохнув, Каятль заерзала на кресле.

- Пока нет, - ответила она. - Мне нужно многое обдумать. Садись.

Таурун помедлила; стремление соблюсти все формальности боролось в ней с приказом императрицы. После небольшой паузы она осторожно присела на стул.

- Стражи убили Гоула, - сказала Каятль.

- Да, - ответила Таурун.

- Легенды гласят, что они убили и более могучих врагов.

- Других богов Улья. Одного из великих червей.

- И брата Зиву Арат, - добавила Каятль.

- В таком случае, возможно, цена этой операции не перевешивает ее пользы, - заметила Таурун.

- Понадобятся все доступные ресурсы, - сказала Каятль.

Таурун промолчала.

Каятль резко подалась вперед.

- Придется ли нам воевать, чтобы вернуть себе Легион?

Таурун снова ничего не ответила, но после паузы осторожно сказала:

- Вы же не верите, что мы одержим победу?

Каятль увидела клинок, скрытый в вопросе Таурун.

- Мы бы победили, - ответила она. - После долгой, кровопролитной войны. Мы бы понесли огромные потери. и мы бы стали еще более уязвимыми для атак богини войны.

Таурун задумалась.

- Да, скорее всего. - Она посмотрела в глаза Каятль. - Так что вы предлагаете?

- Мы... начнем переговоры, - тихо сказала Каятль. - Со Стражами.

Таурун, как обычно, выдержала паузу, прежде чем ответить.

- Кое-кому из советников это не понравится.

- Знаю. - Каятль, сжав зубы, посмотрела куда-то мимо Таурун. - Мне тоже.

- Вам придется пойти на уступки. Вспомнить о нашей истории, полной побед. Если они решат, что это настоящие переговоры, переговоры равных... - Таурун умолкла.

- То они назовут это слабостью, - закончила за нее Каятль.

Таурун кивнула.

- Особенно после бегства из Торобатла.

Они снова помолчали. От нарастающего стресса у Каятль заболела голова.

Когда она заговорила снова, ее голос звучал устало.

- Тогда мы потребуем, чтобы Стражи преклонили колени.

Advertisement