Destiny Wiki
Advertisement
Destiny Wiki
1647
страниц
Дневник черного арсенала

«Запись 10»[]

Запись 10

Я — мама замечательной дочери. Дочери, которая разговаривает с людьми, которых на самом деле нет. Ну да, нормальные детские дела. Я сразу свое детство вспоминаю.

О том, как мама рассказывала мне истории о привидениях. Они меня зачаровывали. Особенно самые жуткие из них, в которых призраки пытались общаться с людьми.

Я решила стать первым человеком, который установит настоящий контакт с одним из них. Отправилась в самую страшную часть нашего дома — в подвал. Собиралась сидеть в темноте и ждать, когда что-нибудь не появится. Но моим планам не суждено было сбыться. Я споткнулась и упала с подвальной лестницы. Получила кучу синяков и сломала руку. Впоследствии мама напомнила мне, что призраков не существует. Сказала, что мне лучше думать о том, что можно видеть глазами.

Но иногда хочется во что-то верить, понимаете? Ведь что если это правда? Что если эта огромная и прекрасная вселенная, о которой мы почти ничего не знаем, куда более странная и сложная, чем нам кажется?

Разве не стоит заглядывать за пределы видимого мира?

Ну, то есть... огромный, зловещего вида шар парит в небе над планетами и терраформирует их. Ничего более странного не придумаешь! Если существует Странник, следовательно, мы многого не знаем о мире, так?

Многие относятся к Страннику так, словно это не совершенно чужеродный объект, о котором нам почти ничего не известно. Да, конечно, он принес нам огромную пользу. Но столько людей в мире слепо ему доверяют. И даже верят в него. Слепо. Беззаветно.

Мы позволили Страннику загипнотизировать нас, убедить в том, что нам ничто не угрожает. Мы стали беззаботными. Мы утратили осторожность. И все это ради мира во всем мире, и потому что — как мы утверждаем — на это нас вдохновил Странник.

Нам хорошо. Мы расслабились. Когда на нас обрушатся беспощадные удары судьбы, мы не будем к ним готовы. А ведь они обрушатся, даже не думайте.

Моя дочь еще слишком мала, чтобы понять, что такое Странник. Но она достаточно впечатлительна, и, если я это допущу, она станет такой же слабой, как и все остальные.

Но я этого не допущу.


«Запись 25»[]

Запись 25

Вселенная не ограничивается нами и Странником.

Мы обнаружили что-то еще. Своего рода аномалию. Мне повезло — у меня есть информированные друзья, которые рассказывают мне о таких вещах.

Они не знают, что это. Но там что-то есть. Возможно, еще один Странник. Возможно, просто странная радиоволна. Или что-то очень недоброе.

Если вдруг нам ДЕЙСТВИТЕЛЬНО есть о чем беспокоиться, то разве мы не должны подготовиться к встрече с этой опасностью?

Но как мы можем это сделать, если народ лишен возможности защищать себя? Поймите меня правильно: я знаю, с чем связаны эти решения. Они логичны, но...

Дети меняют твое отношение к жизни. Я не смогу спать спокойно, пока не пойму, что делаю что-то для защиты своей семьи. И вряд ли я одна такая.

Поэтому я не буду больше сидеть и думать, что о нас позаботится кто-то другой. Я сделаю все сама.

И я не буду действовать в одиночку. Я знаю людей, которые захотят участвовать в подобном деле.

В том, что "власть имущие" не осмелятся запретить. Но, как я уже говорила, мы не знаем, что таит вселенная. С чем мы, или наши дети, или наши внуки когда-нибудь столкнутся.

Мы будем готовы.


«Запись 37»[]

Запись 37

Так вот на что похож успех. Мы трое решили постоять за свои принципы.

Кому-то может не понравиться то, что мы делаем. Мне плевать. Нет более важного дела, чем защищать все, что тебе дорого — ценности, культуру... Все то, во что верим мы, люди. Поэтому мы и основали Черный арсенал.

Наши товары. Они прекрасны. Все до единого. Великолепно сконструированы. Сделаны из самых прочных материалов. Надежные, точные.

На создание первых моделей ушло немало времени, но мне хотелось достичь идеала. Сделать их особенными, такими, которые бы отражали нашу сущность. Нас, матерей. Отцов. Сыновей. Дочерей. Друзей. Любовников.

Если настанет день, когда нам понадобится применить это оружие против... Я даже не знаю, против чего... Оно напомнит нам, за что мы сражаемся, что мы защищаем. Откуда мы родом.

К счастью, мне повезло найти Хельгу и Юки, соратников, разделяющих мои убеждения.

Успех Черного арсенала связан с ними. Я поражена. Хельга раньше работала на Корпорацию Кловиса Брея. Она решает коммерческие вопросы. Юки — инженер. Она занимается научно-техническими разработками.

Каждый день я восхищаюсь этими женщинами и тем, что они делают. Они вкладывают часть себя в нашу работу. Свою душу, свое наследие. И все это — ради общего дела.

Мы стали одной большой семьей. Я безумно счастлива.


«Запись 41»[]

Запись 41

Наша кузница работает. Первая в своем роде. Это важный момент для нас. И для Черного арсенала.

Я должна быть в восторге. Ключевое слово — "должна". Но... Я не просила создавать мобильный оружейный завод. Не я это придумала. Это сделали Хельга и Юки. Скажем так: в последнее время мы не так часто соглашаемся друг с другом, как раньше.

Теперь, когда появилась "аномалия", они убеждены, что пришло время действовать. Наши творения должны быть легко доступны, сказали они. Их должно быть гораздо больше, сказали они.

Мы быстро растем. Слишком быстро. А это означает массовое производство. Что, в свою очередь, означает утрату контроля над нашей работой. С тем, как распространяются наши творения, к кому они попадают... Да, это значит, что будет больше оружия для самообороны, но его получит не каждый человек. Я не об этом мечтала. Власть без контроля приводит к хаосу. Все должно быть сбалансировано.

А идеальный способ лишиться контроля — это разместить по всему миру многочисленные портативные принтеры оружия. Черт побери, они даже обсуждают их отправку на другие планеты.

Наверное, мне казалось, что эта операция будет более точечной, более направленной.

Я знаю, что Хельга и Юки действуют в интересах Черного арсенала. Хельга постоянно напоминает нам — довольно мерзким тоном, если честно, — что, пока зеленые человечки не вторглись, это не только благородное дело, но еще и бизнес.

И я согласилась.

Пусть бессердечной из нас троих выглядит Хельга. А мне просто нужно работать в два раза больше, чтобы сохранить наши идеалы.


«Запись 50»[]

Запись 50

Сегодня я отчитала Хельгу.

Она пришла ко мне, чтобы рассказать о еще одной "возможности" для Арсенала. О еще одном шансе расширить производство. Но, по-моему, этот проект уже переходит все границы.

Экзо. Они никогда мне не нравились. Они — не люди. У них нет души. Они — результаты эксперимента людей, которые решили поиграть в Бога. Такие вещи никогда добром не заканчиваются. Если когда-нибудь они решат, что мы им не нравимся, то что мы сможем сделать? Это будет бойня.

Мне противна даже мысль о том, чтобы объединить эту технологию с нашей.

Хельга знала, как я к этому отнесусь. Наверняка знала. И все равно пришла ко мне с этой идеей. Она даже снова заговорила о Титане! Они говорят об эвакуации. "Люди как никогда нуждаются в защите, — сказала она. — Это логичный следующий шаг".

Юки, как обычно, попыталась остаться в стороне от наших споров. Она желает нам добра. Если дело доходит до драки, она всегда разнимает нас с Хельгой. Обычно у нее получается нас успокоить — и эта ее способность меня восхищает. Но на сей раз у нее ничего не вышло.

У Черного арсенала совсем другое предназначение.


«Записи 67 и 68»[]

Запись 67

Странник стронулся с места. И, по слухам, он идет сюда. К Земле.

Я недостаточно серьезно отнеслась к новостям об эвакуации Титана. А зря. Нужно было послушать Хельгу и Юки.

Это касается не только меня. Это касается всех нас.

Если проект "Ниоба" может помочь человечеству, значит, наш долг — развивать его.

Даже если при этом придется сотрудничать с неприятными личностями... Иногда такую цену приходится платить за защиту.

...

Запись 68

Теперь это только вопрос времени.

Они уже здесь. Они существуют.

Я не могу поверить, что мы оказались... настолько правы.

...и так ошибались. Неужели мы думали, что сможем это остановить... "Наивность" — это еще мягко сказано.

Мы просто не знали. Об их могуществе. Об их силе.

Они несокрушимы.

Они приближаются, а мы можем только спрятаться и надеяться на то, что двери комплекса выдержат. Здесь царит полный хаос.

Слишком многие полагались на Странника. Я не знаю, какого рода ответы люди рассчитывают получить от огромного шара в небе. Он, как всегда, хранит молчание.

По крайней мере, я вместе с ней. В конце концов оказывается, что самое главное — это быть с родными.

Надежды больше нет.

Остались только крики людей.


«Записи 70, 71 и 72»[]

Запись 70

Громче всего демоны воют по ночам.

К утру тишина возвращается, а с ней — этот ужасный запах, который привлекает собак.

Я мечтаю о той минуте, когда смогу открыть двери и уйти отсюда.

Когда я пыталась заснуть, то поняла, что не помню, когда в последний раз слышала пение птиц.

Интересно, они выжили? Я была так занята, что просто не заметила.

...

Запись 71

Вчера мы проснулись посреди ночи от того, что кто-то колотил в стены. Существо ревело, топало и выло... А потом оно нашло двери. Двери не выдержали.

Я его не видела. Мы были слишком заняты тем, что стреляли вслепую из-за угла. Я помню только запах сырой земли и неслыханный до той минуты звук. Словно машина, которая... растягивается, а потом сжимается.

К тому времени, как все затихло, мы уже потеряли нескольких людей из нашей семьи Черного арсенала. А существо — чем бы оно ни было — ушло прочь.

Я потеряла одну из сестер. Хельгу...

У нас с ней были разногласия, но она столько раз оказывалась права. Теперь я это знаю.

Жаль, что я не успела ей это сказать.

...

Запись 72

Моя дочь была ранена во время атаки.

Она без сознания.

Я не представляю...


«Записи 92, 93, 94 и 95»[]

Запись 92

Наш проект был нацелен на сохранение жизни. Но вот я стою — не по своей воле — и смотрю в бездну. И оттуда на меня смотрит только смерть.

Мне говорят, нельзя давать волю чувствам. Надо быть сильной.

Но как? При таких обстоятельствах... Какому человеку, если он в своем уме, удалось бы это?

Мне говорят, что это касается не только меня. Что я не должна об этом забывать.

Опять же... Какой человек способен это вынести?

Какой человек, если он в своем уме... В своем уме. Может, в этом все дело. Вот почему я об этом думаю. Я так отчаялась, что теперь не в своем уме.

Весь этот проект был связан с жизнью. Так оно и есть. Так и должно быть.

Поэтому... я это сделаю. Я должна это сделать. Должна.

Ради нее.

...

Запись 93

Юки в лаборатории. Все происходит прямо сейчас.

Я уже не могу сдерживаться. Вселенная с каждым днем становится меньше, а человечество уничтожают — шаг за шагом. Если мы не положим этому конец, что станет с нами? Теперь все мои опасения насчет производства оружия исчезли. У нас нет выбора.

Для нас так важно, чтобы Черный арсенал добился успеха. И все же утром я проснулась с мыслью "А что если бы я сбежала?". Руководство могла бы взять на себя Юки. Или кто-то другой. Пусть другие возьмут эту ношу на себя.

Затем я выпила кофе. Немного поплакала. Но больше я жалеть себя не буду. Ставки слишком высоки.

Надеюсь, все пройдет хорошо. Наверное, не стоило торопить события. Не знаю, удавалось ли кому-то это на Земле. На этот раз мы не сможем связаться с Марсом, если что-то пойдет не по плану.

Работа всей моей жизни теперь в руках Юки.

Я смертельно устала.

Я хочу снова услышать пение птиц. Надеюсь, они спаслись.

...

Запись 94

Я, как могла, перекрыла поврежденный вход. Работа помогла мне отвлечься от того, что происходило в лаборатории. Что до сих пор происходит.

Мы не можем здесь оставаться. Чудовища вернутся и снова нападут, но в этот раз мы уже не выживем.

Мы не успеем завершить операцию в лаборатории. Придется сделать это в дороге.

Мы уходим на рассвете.

...

Запись 95

Утром я похоронила ее тело.

Мы с Юки устроили короткую церемонию. Оглядываться назад некогда. Нам нужно уходить.


«Записи 99, 100, 101»[]

Запись 99

Уже полдень, и все наконец-то погружено на грузовики. Поздний старт. Утром на земле лежали мертвые вороны. Плохая примета.

Юки, я и еще трое наших — вот все, что осталось от Черного арсенала. Ну, мы пятеро и... экзо. Ее я пока что видела только мельком. От этого тела из металла и пластика многое зависит.

Сегодня мы разбудили ее. Я не могу смотреть ей в глаза...

В небе нет птиц. Мы отправимся в аэропорт, а там постараемся выбрать наиболее безопасное направление.

Из лаборатории я вышла последней. Интересно, вернусь ли я сюда когда-нибудь?

...

Запись 100

У экзо ко мне масса вопросов. У меня к ней тоже есть вопросы, но сейчас не самое подходящее время и место для них. Днем на дороге нас обстреляли. К счастью, они были не настолько хорошо вооружены, как мы.

Не надо было раздавать оружие всем подряд. Мои опасения подтвердились. Людям... просто нельзя доверять. ИДИОТЫ, У НАС ЖЕ ОБЩИЙ ВРАГ! Пока этот враг обгладывает кости цивилизации, мы продолжаем воевать между собой.

...

Запись 101

Грузовики застряли. Дальше придется идти пешком.

Путники идут в противоположном направлении. Я начинаю сомневаться в своем решении покинуть лабораторию.

Это одно из многих решений, о которых я сожалею.


«Записи 104 и 105»[]

Запись 104

Сегодня был ужасный день.

У нас появилось немного свободного времени, поэтом мы решили испытать новую функцию экзо. В этом и был весь смысл экзо и проекта "Ниоба". Хельга затеяла этот эксперимент, чтобы создавать еще более смертоносное оружие с помощью фазового ускорителя оружия... своего рода ходячей кузницы.

Много лет назад это было всего лишь мечтой. Теперь мечта превратилась в реальность. Когда я смотрела, как экзо открывает свои способности, я испытала... волнение. Было приятно испытать какое-то другое чувство, кроме страха хотя бы на одну минуту. Как оказалось, у нас как раз и было не больше минуты.

Мы забыли об осторожности, и на нас напали... даже не знаю, что это были за существа...

Они были не "обычными" людьми. У них были... способности. Которых не было ни у одного из нас. Мы уложили одного. Так нам показалось. Но затем засветился его маленький красный беспилотник — и человек снова встал на ноги.

Мы продолжали стрелять. Они не ожидали такого отпора и бросились бежать.

Но до того успели убить нескольких наших и ранить Юки.

Она обещала, что никуда от меня не денется. Без нее я пропаду.

...

Запись 105

Мы шли всю ночь, чтобы убраться как можно дальше от того, кто напал на нас.

Экзо несла Юки на руках. Я знала, что долго ей не протянуть.

Она попросила бросить ее.

Но семья — это все, что у нас осталось. Мы ни за что ее не бросим.


«Записи 108, 109 и 110»[]

Запись 108

Юки... умерла, но это произошло не так, как я предполагала.

Человек, который на нас напал, вернулся. На этот раз с предложением. Он хотел получить экзо. Он увидел, на что она способна. Он видел, как она голыми руками превратила наше оружие в нечто еще более смертоносное.

Экзо встала и приготовилась пожертвовать собой ради нас.

Я пришла в ужас. Но не успела я произнести и слова, как Юки солгала — сказала, что обсидиановый ускоритель у нее. Что он в ее рюкзаке.

Человек осторожно подошел к ней, а она бросила взгляд на меня. В последний раз. Этот был взгляд, которым она так часто меня успокаивала. Человек подошел к ней, и она потянулась к рюкзаку.

Экзо схватила меня и закрыла собой от осколков, которые полетели после взрыва гранаты. Затем она помогла мне встать, и мы побежали. Я оглянулась один раз.

Над лужами крови и ошметками мяса беспилотник сиял жутким светом, разыскивая своего хозяина.

Этот человек снова встанет на ноги. Он знает, на что она способна. Он будет искать нас.

Юки... прости меня.

...

Запись 109

Три дня спустя. Я по-прежнему ничего не чувствую. Не в силах чувствовать.

Остались только я и она.

...

Запись 110

Мы с ней провели ночь под крылом разбившегося самолета. Теперь, когда я это пишу, я понимаю, что не видела в небе ни одного самолета. Ни одного с тех пор, как мы выехали. Это совсем не тот мир, который я знала.

Я думаю об этом каждый раз, когда смотрю на нее. Это не тот мир, который я знала.


«Записи 115, 116 и 117»[]

Запись 115

В аэропорту теперь небезопасно. Диспетчерская вышка в огне, а жуткие звуки, которые приносит ветер, пугают нас и не дают выяснить, что к чему.

...

Запись 116

Мы идем параллельно дорогам, а когда слышим шаги других путников, ложимся на землю и прячемся. Я сбила себе ноги. Во рту пересохло от того, что я постоянно отвечаю на вопросы. Она так мало знает о мире. Мне столько хочется ей рассказать, но я просто не могу. Сейчас не время. Смерть Юки стала тяжким грузом для нас обеих, однако во многом она по-прежнему очень наивна. Я делаю все, чтобы не испортить ее.

В лесу мы нашли останки автомобиля, работавшего на бензине. Она спросила, жив ли он еще. Мне пришлось объяснить ей, что он никогда не был живым. У этих машин не было души. Я сразу же пожалела о своих словах — ведь они привели к еще более болезненным открытиям. Я сказала, что у меня болит голова и мне нужен покой.

...

Запись 117

От рассвета до заката мы остерегаемся других людей. Когда встает луна, мы боимся тех, кто хуже их. Мы идем по дороге в никуда. У меня всегда была паранойя, но я не могу отделаться от чувства, что человек, которому я дала уйти, следит за нами.

Идти вглубь материка — это ошибка. Это стало ясно, когда мы увидели масштабы разрушения. Надеюсь, что если мы доберемся до Средиземного моря — даже если для этого придется перейти через Альпы, — то там мы разыщем лодку. Остров — это идеальный вариант. Думаю, нам нужно отправиться на Корсику. Но с учетом того, как нам везет, в ее окрестностях обнаружится множество неодолимых морских чудовищ.


«Запись 123»[]

Запись 123

Сегодня я испытала чувство ностальгии. Мы наткнулись на развалины парка аттракционов, в который я когда-то приходила.

Территория парка давно заросла, но сохранилась достаточно, чтобы в подробностях рассказать ей о нем.

Я показала ей, где я ела, где отдыхала — и даже загончик, где дети могли посмотреть на небольших экзотических животных. Я стала рассказывать ей, что много лет назад была здесь со своей семьей... Но тут у меня сдавило горло. Похоже, эти раны еще не зажили.


«Записи 142, 143 и 144»[]

Запись 142

Опустив голову, я шла рядом с любознательным юным существом по незнакомому мне миру. Она часто смотрит на небо, и сегодня нам повезло — удалось впервые увидеть живое существо. Бабочку. Красота бабочки ее очаровала. Пестрые крылья мелькнули перед ее сияющими глазами, и она забыла о разрушенном мире. Это напомнило мне "Vere novo" Гюго. Цитировать строчки в этом разрушенном мире было на удивление приятно.

Я сказала ей, что у нее столько общего с этим прекрасным крылатым существом. Бабочки начинают с малого и вырастают во что-то большее.

Возможно, мы бы заплакали — если бы могли.

...

Запись 143

Кажется, сегодня над нами пролетел один из тех мелких беспилотников. Мы собирали ягоды и высматривали бабочек, как вдруг мне показалось, что я заметила эту проклятую штуку.

Я заставила ее дать слово: никогда не доверять им, что бы ни случилось.

...

Запись 144

Настали трудные дни и трудные ночи. По бездорожью мы идем медленно и уже начали друг на друга огрызаться. Она заметила, что "другие люди из Черного арсенала были добрее". Я рявкнула на нее, но... она права. По крайней мере, сейчас.

Поток вопросов не прекращается. Она хочет знать, почему она особенная. Зачем она понадобилась нам здесь. Откуда она. Я до сих пор не могу ответить на все вопросы. Мне легче уткнуться в свой дневник или притвориться спящей, чем отвечать на ее вопросы. До берега еще далеко.


«Записи 150 и 151»[]

Запись 150

Я надолго забросила этот дневник. У меня не было сил что-то записывать. Одежда висит на мне мешком, а экзо беспокоится, что я "теряю массу". Я не думала, что познакомлюсь с ней вот в таких условиях.

Ночью я пою песни, чтобы успокоить нервы. Она всегда внимательно слушает. Потом она просит меня выучить с ней эту песню. "Le Temps Des Cerises". Она спрашивает, откуда я ее знаю, но я сейчас не в том состоянии, чтобы говорить о нем. Я сказала, что это просто старая семейная традиция.

Это ложь? Хотя разве сейчас это важно?

...

Запись 151

Я попыталась ответить на ее вопросы. О Черном арсенале, о том, что было до него... о том, во что я верила. О нашей сущности. О ее сущности.

Если ты не знаешь, откуда ты, то ты никогда не поймешь, кто ты на самом деле. Наше прошлое формирует нас в большей степени, чем мы можем себе представить.

Я говорю ей, что все это... все, что мы потеряли... должно сохраниться в ее памяти. Наше прошлое дороже всего, и она должна о нем помнить.

Пока я говорю эти слова, я понимаю, что это я не сдержала обещания. Я утаила от нее секреты. Все это время я была лицемером. Я останавливаюсь и боюсь взглянуть ей в глаза.

Однажды, возможно очень скоро, она станет хранительницей нашего наследия.

Однажды я наберусь смелости. Однажды я все ей расскажу.


«Записи 157, 158 и 159»[]

Запись 157

Мы вышли на берег. Тут стоит небольшой лагерь. К сожалению, все, что плавает, и даже кое-что из того, что нет, уже вышло в море. Уплыть из Европы мы не сможем. Корсику из списка пока можно вычеркнуть.

...

Запись 158

У меня случился приступ паники. В лагерь пришла женщина с беспилотником. Кажется, она поддерживает здесь порядок.

Она восхитилась заряженным оружием Черного арсенала. У нее хороший вкус или ей известно больше, чем мне кажется?

Мы не можем рисковать. Скоро нам придется отсюда уйти.

...

Запись 159

Сегодня какие-то дети и их родители спросили, не может ли она взять их за руки и поговорить с ними. Похоже, это их первая встреча с экзо. Она быстро с ними подружилась. Рядом с ней им уютно. Она сама невинность. И сердце у нее доброе.

Ей нравится играть с детьми. Она отлично играет в прятки, и я с радостью позволяю ей оттачивать этот навык. Дети обожают ее за веселый нрав. В этом лагере есть еще два экзо. Все трое подружились.

Когда я вижу, как она общается с другими, то понимаю, что она заслужила право освободиться от меня. Но я не могу ее отпустить.


«Записи 170 и 171»[]

Запись 170

Вчера ночью спокойствие в лагере беженцев было внезапно нарушено. Засверкали молнии, загремел гром. Одни люди с беспилотниками вели бой против других людей с беспилотниками. Мы с ней воспользовались неразберихой и сбежали дальше по побережью.

Я знаю, почему они здесь. Одного из них я узнала. Мы видели его раньше. Это человек с красным беспилотником. Это человек, который убил Юки.

Они пришли за обсидиановым ускорителем. Нам нужно уходить.

...

Запись 171

С вершины скалы мы смотрели, как горит лагерь. Я видела, как люди с беспилотниками рассыпались цепью, двинулись во всех направлениях. Я следила за ними — их выдавали мигающие огни беспилотников.

На все остальное времени нет. Несмотря на ее опасения, она доверилась мне.

Я извлеку из нее обсидиановый ускоритель и отправлю ее вперед по дороге. Если этим людям нужен ускоритель, пусть попробуют его отнять. У меня. Не у нее.

Скорее всего, мы больше не увидимся...


«Последняя запись»[]

Последняя запись

Дорогая Аделаида,

Когда люди с беспилотниками нашли меня на пустынном перекрестке, они потребовали, чтобы я сказала, где ты. Я предложила им обсидиановый ускоритель. Я отдала его по доброй воле.

Ты обещала мне уйти, и ты ушла... Но ты же не сказала, как далеко ты уйдешь, верно? Ты осталась неподалеку и следила за всем в свой прицел.

Когда человек прицелился мне в голову и я услышала звук выстрела, то поняла, что меня убили. Но умер он, а не я. Ты была слишком далеко, и поэтому мы не знали, куда смотреть.

Второй человек зацепил меня из нашего собственного оружия. Он стал этим хвастаться, но второй выстрел заткнул ему рот. Громыхнуло еще два выстрела, и их беспилотники тоже упали на землю.

Я увидела, что твой прицел исчез, и поняла, что ты уходишь. Я знаю, ты, наверное, терзаешься чувством вины. Не надо. Это я причинила тебе вред.

Я схватила ускоритель и постаралась убраться оттуда подальше. Остальные пошли по моему следу. Но теперь ты уже далеко, а я повела преследователей в сторону от берега.

Но... бежать я уже не могу. Конец моей истории близок. Возможно, так и должно быть. Ну так вот... Кажется, пора рассказать кое-что... о тебе. Конец твоей жизни должен был соответствовать ее естественной траектории. Мне стыдно признать, что я изменила его — по своим причинам.

Имя "Аделаида" тебе ни о чем не говорит? Это имя, данное тебе при рождении. Ты слышала его каждый день — до тех пор пока я не отправила тебя без твоего согласия в новый мир.

Когда я украла у тебя конец жизни, ты стала Адой-1. Я любила тебя еще до твоего рождения, и, пытаясь дать тебе все, я, возможно, отняла у тебя последний человеческий опыт: достойную смерть.

Я знаю, что больше не увижу тебя. Но хочу, чтобы ты знала: ты родилась вновь в лаборатории "Ниоба". Когда тебя ранили в лаборатории и я поняла, что ты слабеешь, я, как всегда в таких ситуациях, создала что-то новое. Тебя, Ада-1. Из того, что почти потеряла. Из страха, что никогда больше тебя не увижу. Я изменила течение твоей жизни и приняла решения, которые следовало принимать тебе.

Надеюсь, ты сможешь простить меня за это.

Я была наивна. Слишком часто заглядывала в прошлое. Не могла его отпустить. Я никогда не чтила естественный порядок вещей. А Хельга... Хельга была противоположностью меня. Она хотела развивать Арсенал, полностью раскрыть его потенциал. Юки помогла мне претворить в жизнь мое видение. Они обе смотрели в будущее, пока я держалась за прошлое.

Но теперь я понимаю, что во всем должен быть баланс. Иногда нужно смотреть вперед, но не забывать и о прошлом. Однако важнее всего жить настоящим. Только так ты по-настоящему ценишь то, что имеешь. Ведь никогда не знаешь, когда у тебя отнимут все, что тебе дорого. Учись на свои успехах и на наших ошибках. Будь храброй. Не бойся будущего. Уважай прошлое. И никогда не забывай, откуда ты. Не бойся смерти, если ты на это способна. Я больше не боюсь.

Забавно... Никогда не думала о том, как мне повезло, что я смогла быть с тобой все это время. Мне позавидовала бы каждая мать во Вселенной.

Ведь я полюбила тебя дважды.

Твоя мама,

Генриетта

Advertisement