Destiny Wiki
Advertisement
Destiny Wiki
1647
страниц
Grimoire Iron Lords

Подраздел "Железные лорды" Гримуара охватывает темы, связанные с погибшими Железными лордами.


Лорд Радегаст[]

Lord Radegast Grimoire Card

Радегаст шел по пеплу. Поднимаясь на вершину холма, он оставлял за собой клубы пыли. Его броня была покрыта боевыми отметинами, а его пистолет лежал в пыли. В нем больше не было нужды. Бой был окончен.

Раньше это был аванпост горного рудника. Несколько построек и транспорт. Расположенный в центре небольшого леса он был словно драгоценный камень, вставленный в унылую корону диких земель.

Теперь здесь почти ничего не осталось. Воин медленно спускался в долину. Он снял свой шлем, и с глухим звуком тот упал на землю. От густого леса остались лишь пеньки. Не осталось и следа от стоявшей здесь маленькой деревеньки: здания были разрушены в щепки. Тут и там можно было заметить скудные и серые признаки былой жизни.

В низовье долины Радегаст наткнулся на причину всех этих смертей и насилия. Тела носителей Света лежали перед ним в один ряд. Сквозь ткань, укрывающую их, были видны очертания брони и одежды. Всего их было пятеро. Их положили перед обугленной балкой главного зала посёлка.

Эти полководцы годами терроризировали здешние земли. Сотни людей погибли по их вине.

Радегаст повернулся и увидел приближающихся к нему собратьев, только что пересекших долину. Они осматривали царящую вокруг смерть, которая казалась им закономерным исходом для горняков и жителей этого аванпоста. Йолдер шла твердой походкой, полная энергии и огня. Саладин ступал медленно и спокойно. На его плечах был груз ответственности за всех людей, погибших здесь. Позади, практически не оставляя за собой следов, шагала Перун. Все они собрались перед ним.

«Больше никогда», — быстро и тихо произнёс Радегаст. Другие стояли молчаливо и неподвижно, точно статуи, потрепанные в бою.

«Мы восстаем против деспотов и полководцы. Мы прячемся в этих анклавах, надеясь, что другие несущие Свет не найдут нас. Мы боимся друг друга», — он покачал головой и сжал кулаки.

«А мы не должны. Вместе мы сильнее. Вместе мы можем больше. Нам следует бояться лишь… этого». Он указал на бездыханные тела полководцев. «Дать слабину и уступить. Позволить силе Света ослепить нас, забыть, кто мы на самом деле».

Именно Перун, конечно, первой нарушила молчание остальных и задала вопрос: «А кто мы?». Не было ни осуждения, ни упрека.

Несмотря на это, Радегаст чувствовал сомнения остальных. Он повернулся, поднял глаза, и его взгляд застыл на мощном перекрытии, которое поддерживало здание главного зала. Повернувшись обратно к своим собратьям, его глаза сияли.

«Мы будем теми, в ком нуждаются люди. Мы будем стражами. Мы будем защитниками. Мы сплотим вместе последних из нас».

Его голос разнесся по безмятежной долине. «Хватит прятаться. Пусть скажет каждый из вас. Кому из несущих Свет вы доверяете? На кого можно положиться, и кто восстанет вместе с нами?»

«Бретомарт», — ответила Йолдер.

«Дейдрис», — сказала Перун.

«Я доверяю только тебе, Радегаст», — ответил Саладин, нахмурившись.

«Но о чем речь? Кто же мы?» — Перун спросила вновь.

Радегаст улыбнулся. «Мы сплотим тех, кому вы верите. Мы не будем дожидаться того, чтобы взяться за оружие», — он указал на разрушения вокруг него. «Мы восстанем против тех, кто использует Свет против нас. Человечество должно иметь защитников. Похожих на рыцарей давних веков».

Порыв ветра закружил пыль вокруг них. Солнце скрывалось за горизонтом, оставляя длинные, залитые светом, наклонные лучи.

«Вы со мной? Встанете ли вы рядом со мной как Железные лорды?».

В убывающем солнечном свете их ответы прозвучали, как раскаты грома.

Леди Перун[]

Lady Perun Grimoire Card

Перун стояла на возвышении узкой, наклонной тропы, врезанной в крутое плоскогорье. Рассвет ещё не наступил, и долина внизу была окутана туманом и погружена в ночную тьму.

«Может, он не придёт, — произнесла худощавая женщина, стоявшая рядом с леди Перун, она была мэром рассыпающихся серебристых руин, что были на плато позади них. — Мы не звали вас, волков, сюда. Лорд Сегот знает это».

Перун ничего не ответила и указала на долину. Там появился красный огонек. Мэр начала причитать; «Сегот убьёт нас всех. Или хуже, он отдаст нас падшим». Перун покачала головой: «Этому не бывать».

Мэр взглянула на леди Перун и на двух титанов, стоящих по другую руку от нее.

Затем повернулась и побежала обратно в деревню.

Красные огни становились крупнее и ярче; доносилось слабое порывистое завывание отремонтированных Пик.

«Их девять», — сказал Саладин.

«Девять, девять сотен, им всё равно придётся подниматься по тропе не больше трёх за раз». Она хрустнула костяшками пальцев. «Лёгкая мишень».

Радегаст посмотрел на неё. «Северные и южные дороги не защищены. Если они решат поменять маршрут…»

«Они не станут».

«С чего ты так решила?»

«Это всё ради того, чтобы люди боялись. Боялись Сегота и нас. Видеть, как приближаются его головорезы, знать, что он жаждет крови… благоговейный страх и трепет — это часть наказания. В любом случае, он не ожидает, что мы всё ещё будем здесь. Поэтому он выберет западный путь, самый просматриваемый и самый прямой».

Радегаст нахмурился: «Тогда пришло время показать Сеготу, что его тирании конец».

«Не ему одному, — сказала Перун. Она кивнула в сторону руин позади неё. Из окон и из-под брезента палаток показались настороженные лица. — Мы должны показать это им».

Все трое подняли большие, грубо обтесанные щиты из металла. За щитом каждый держал старое и потёртое ружье, обёрнутое тряпками и кольчугой.

Теперь сквозь сумрак раннего утра лица наездников Пик были различимы. Когда они подъехали и со скрипом остановились, мужчина в длинной красной мантии подал свой мотоцикл вперёд.

«Так, так, — сказал Сегот. — Железные волки».

«Оставь свои оскорбления», — рявкнул Саладин.

Перун с удивлением взглянула на него. «Это оскорбление? А мне даже нравятся

«Волки»».

«Убирайтесь, волки, — презрительно выпалил Сегот. — Эти люди — мои».

«Ошибаешься, — резко ответил Радегаст. — Ты извратил силы, которые Странник доверил нам».

Сегот улыбнулся и пожал плечами.

«Поднять щиты!» — скомандовала Перун.

Град пуль с грохотом обрушился на их щиты. Под этим натиском Перун, Радегаст и Саладин скользили назад на пыльной тропе. Но они твёрдо стояли на ногах с поднятыми щитами.

«Ответный огонь!»

Пойманные на узкой тропе Сегот и его воины пали один за другим.

Перун, Радегаст и Саладин перезарядили обоймы. Сегот же вновь был на ногах, на его плече сиял Призрак. Он выстрелил очередью, и одна пуля попала в голову Радегасту.

«Подниму его!» — прокричала Перун, когда Радегаст упал замертво.

«Прикрою тебя!» — ответил Саладин.

Перун, Радегаст и Саладин умирали много больше, чем любой из людей Сегота. Но всякий раз, когда один из них был повержен, остальные прикрывали до тех пор, пока он не вставал на ноги снова. Стена щитов устояла. Никто из троих не отступил.

В конце концов, Сегот скомандовал отступление. Его мантия была изорвана и опалена.

«Железные волки! — закричал он, когда его воины разбежались, а среди людей из серебряных руин разошлись одобрительные возгласы. — Я разорву любого, кто когда-либо приютит вас!»

В ответ Перун выстрелила в него ещё раз.

Лорд Фелвинтер[]

Lord Felwinter Grimoire Card

Глубоко в недрах тайной крепости встретились тёмная лошадка Фелвинтер и Цитан, полководец 32-го сектора Старой России. Отполированный до блеска обсидиановый словно недвижимая преграда стоял между ними.

«Не думал, что тебе хватит храбрости вернуться сюда», — сказал полководец.

«Это не храбрость, а осведомленность о сложившейся ситуации. Я иду туда, где больше всего нужен. Спасибо, что согласился встретиться со мной». Голос Фелвинтера был гулким и пустым, как и его шлем. Цитану хотелось снести его с костлявых плеч Железного лорда. Он мог бы сделать это одним ударом.

«Насколько я помню, ты правил на том Светом забытом пике, пока не примкнул к волкам. Ты единственный полководец из тех, что я знаю, кто владел целой горой».

«Пик Фелвинтера».

«Её так никто не называет».

«Железные лорды называют. Даже несмотря на то, что попросили меня отказаться от трона».

Смех Цитана разнесся по комнате. «Ну и какого это, полководцу отдавать свою территорию?» Фелвинтер положил руки на стол. Цитан, сидя на противоположной стороне, сжал кулаки под столом, и Свет заискрился между ними.

«Присоединяйся к нам и узнаешь, — сказал Железный лорд. — Передай свой сектор нам. Конечно, ты всё ещё сможешь его патрулировать».

Голос Цитана стал ниже. «Ну, конечно. Ты ведь знаешь, что я откажусь».

«Тогда мы убьем тебя и силой заберем твою территорию. И будем делать это снова и снова, если потребуется».

«Я пригласил тебя в свой дом после того, как ты предал нас, а ты пришел угрожать мне?» — полководец встал, возвышаясь над Фелвинтером.

«Я пришел договориться о мире». Цитан подумал, что даже в голосе, звучащем в полом шлеме, не было веры в только что сказанное. Пол содрогнулся в тот момент, когда полководец одной рукой опрокинул массивный стол. Стол врезался в противоположную стену, в тот момент как фиолетовые завитки Света прошли сквозь него в полёте, и из них материализовался прыгнувший Фелвинтер.

Цитан уже видел этот фокус раньше и посчитал, что сможет сбить Железного лорда в воздухе.

Но Фелвинтер перенаправил энергию прыжка в удар коленом. Он пришёлся в голову Цитана, когда тот попятился назад, чтобы нанести удар. Полководец упал, передняя часть его шлема была разбита. Фелвинтер опустился на землю рядом с поникшим Цитаном.

«Леди Йолдер научила меня этому. Не могу сказать, что Железные лорды не делали мне одолжений», — произнёс он.

«Ты ведь знаешь, мы сожжём весь мир дотла, нежели позволим Железным лордам править», — с трудом дыша, произнёс здоровяк, его лицо было кровавым месивом. Фиолетовая вспышка щёлкнула в руке Фелвинтера, и в тот же миг хрустнула шея полководца.

«Радегаст рассеян. Перун нерешительна. Силимар хочет построить башню и спрятаться там. Но они изменят мир, и никто их не остановит», — тихо и спокойно обратился к трупу Фелвинтер. Из-под пальто он достал бронзовый дробовик. «Будет ли это к лучшему? Я не знаю. Но они хотят остановить кровопролития, тогда мне не придётся быть начеку каждую ночь и спать спиной к стене, держа Свет наготове. А это что-то да значит».

Он сделал паузу, как будто ожидая чего-то.

«Будь это обычные переговоры, именно сейчас я бы попросил тебя передумать. Сказал бы, что лучше пойти со мной и увидеть, насколько могущественным может стать твой Свет. Но я знаю тебя, Цитан. Знаю, что ты делаешь с захваченными землями, с людьми. Другие лорды, в особенности Саладин, скорее всего позволят тебе уйти. Но я не предоставлю им эту возможность».

Сверху появился призрак Цитана, опустив свой взгляд на поверженном подопечном. Из сияющей колонны света с яростным криком возник полководец.

Выстрелы дробовика Фелвинтера прозвучали, как гром: один раз — для полководца, второй — для его призрака.


Лорд Гелеон[]

Lord Gheleon Grimoire Card

Гелеон носил три ножа. Они назывались Свифтлинг, Оккам и Квайтис. Они сослужили ему хорошую службу в Чёрной Лоне, сработав тихо и быстро.

Среди корней ясеня, которые укрывали его логово, Гелеон сложил кости падших, собранные им с той ночной операции. Они смешались с найденными когда-то в мусоре останками Ахамкары, сваленными в кучу скелетами койотов и окаменелым черепом мастодонта. Кости были опалены и измяты от различных гранат, пуль и молотов, которыми он их проверял. Он делал подробные записи об этих стресс-тестах в оборванном блокноте с неразборчиво нацарапанной надписью на обложке «Полевые эксперименты над броней». Однако до сих пор он не тестировал свои ножи на этих материалах. Между костями, в хрящах и соединениях, конечно, много раз, но не на самих костях.

Гелеон подбросил Свифтлинг и поймал его за рукоятку. В едином плавном движении он бросил его в цель, и большая берцовая кость падшего разбилась вдребезги.

Он подбросил и метнул Оккам. Нож со звоном отскочил от позвоночника Ахамкары.

Он подбрасывает Квайтис и…

«Жестянки и пики, Эфридит!»

«О, это был его последний лай, — сказала она, поднимая челюсть койота, которую проткнул Квайтис. — И ты думаешь сделать из этого шлем?»

«Слишком хрупкая. У эфирников кость лучше. Подвижнее».

Остальные последовали за ней внутрь, морщась и закрывая носы. Обычно они избегали его затененного и пахнущего землей логова. Их присутствие здесь означало, что Фелвинтер опять занимается чем-то неприятным, скорее всего это сопровождается чьими-то криками.

«Кость? — спросил Саладин. — Не углеродная бронза? Не пласталь?»

«Кость всегда доступна в качестве крайнего средства. В отличие от всего остального».

«Это слишком мрачный подход! — сказала Йолдер, отбрасывая в сторону фрагменты костей на полу. — Мы прикрываем твою спину. Наша броня крепка. Зачем тебе ещё броня из чьих-то останков?»

«Если вас всех вырежут вокруг меня, Свет ваш уйдёт безвозвратно, а моя броня будет разодрана. Сойдёт?»

Наступила тишина.

«Ты всегда знаешь что сказать, чтобы подбодрить нас», — сказала Эфридит.

«Я спрячусь под вашими трупами, пока опасность не минует. Потом я сделаю шлем из ваших черепов, нагрудник из ваших рёбер и перчатки из костей ваших пальцев, обёрнутых вокруг моих собственных».

Воцарилась ещё более долгая тишина.

Лорд Силимар[]

Lord Silimar Grimoire Card

Лорд архитектор

Лорд Силимар умер за груду своих камней.

Он умер, когда падшие захватили его цитадель при битве Подаяний. Он умер, когда полководцы разрушили его творение третьим залпом артиллерийского огня. Он умер с клинком во лбу, когда дом Дьяволов во время своей западной кампании сравнял с землёй созданное им сооружение. Он умер на огромных ступенях этой каменной конструкции под натиском наступающих архонтов, когда каменная кладка пала от взрывов кластерных бомб.

Он умирал в растущей тени здания и на его расхваленных высотах.

Однажды, во время осады падших, когда часть зубчатой стены обвалилась к его ногам, он спрыгнул с парапета, чтобы лучше узнать сооружение, почувствовать тяжесть неба, что давит на весь этот камень и сталь. «Чтобы следующее воплощение было лучше предыдущего», — так он отвечал тем соратникам, которые позже спрашивали об этом безумии. Когда падшие атаковали, Силимар отказался предать своё творение, несмотря на то, что другие отступали на более выгодную позицию. «Идите, — говорил он. — Спасайтесь. Я их задержу».

Враг наступал. Сокрушающая волна клинков, огня и смерти. Наверху центрального бастиона лорд Силимар удерживал свою позицию.

«Попробуйте отнять, если сможете, ублюдки!» — кричал он карабкающимся с разных сторон врагам.

Он запрыгнул на большую постройку и там дал последний бой окружившим его врагам. Он умер, пронзив архонта кинжалом, когда массивное сооружение содрогнулось от взрывов и камни дождём посыпались на землю.

Позже той ночью, когда лорд Силимар восстал из пепла, он увидел, что лорд Саладин уже ждал его недалеко от места, где тот дал свой последний бой.

«Эта конструкция обречена, — прозвучал голос Саладина в темноте. — Ты должен это знать».

«Не обречена, — ответил Силимар. — Обречена — слишком сильное слово. Неудачна, возможно».

«Называй это как вздумается, но есть другое слово, которое прекрасно подходит этому месту — непригодное для обороны. И несмотря на это, после каждого поражения ты отстраиваешь его заново».

«Я всего лишь ищу способ сделать его более совершенным».

Лорд Саладин покачал головой. «Только дурак будет возводить ту же самую конструкцию снова и снова».

«Эти камни такие же, как мы, — сказал Лорд Силимар. — Разве ты не видишь?»

Силимар поднялся на ноги. Он шёл среди дымящихся руин и разбитых каменных блоков, затем посмотрел вниз на сваленные в кучу тела мёртвых врагов. Обугленные останки некогда великой цитадели сейчас были лишь грудой булыжников.

«Они крушат нас, тебя и меня, — он продолжил. — Но снова и снова мы восстаём.

Как и это место».

«Одиннадцать раз они ровняли с землёй то, что ты построил, — сказал Саладин. — Зачем возводить вновь то, что опять разрушат?»

«Потому что однажды они не смогут, — ответил Силимар. — И когда этот день наступит, когда это совершенное, непригодное для обороны сооружение устоит, вот тогда-то мы узнаем».

«Узнаем что?»

Лорд Силимар посмотрел на своего старого друга. Затем повернулся, перешагнул через разбитые камни и окинул взглядом руины, простирающиеся вдаль. «Тогда мы узнаем, что безопасно устремить наш город к небесам».

Леди Йолдер[]

Lady Jolder Grimoire Card

В западной части низкой долины стоит замок, его осыпающиеся каменные стены залатаны блестящими листами металла и стекла. Вход в замок преграждает опускная решетка из кованого железа, по бокам которой установлены две автоматические турели с датчиками движения. Ниже в долине, вне радиуса стрельбы турелей, стоит золотисто-серый транспортный корабль. Эмблема Железных лордов на сложенных крыльях сияет неземным блеском..

Железные лорды прибыли бросить вызов полководцу Райенсу.

Два спэрроу проскользили по верхушкам травы, оставив замок позади и приблизившись к кораблю. Перун и Радегаст спешились и молча кивнули друг другу.

Перун поднялась по трапу корабля и направилась прямиком в каюту Йолдер. Она ударила по контроллеру двери и вошла.

«Я почти готова», — сказала Йолдер, прежде чем Перун смогла что-то произнести.

Йолдер стояла рядом с сундуком, полным оружия, брони и другого снаряжения. Она ослепительно улыбнулась Перун яркой улыбкой, затягивая ремешки золотисто-белой кирасы.

Уголки рта Перун чуть поднялись. «Я пришла сообщить тебе, что Райенс согласился на дуэль. Полагаю, ты это уже поняла».

Йолдер улыбнулась: «Я так и думала. Твои планы всего срабатывают».

Перун облокотилась о дверной проём. «Саладин и Эфридит, оба вызвались быть твоими секундантами».

«Хм». Йолдер достала пару перчаток из сундука и надела их. «Саладин хорош, когда нужно оставаться спокойной, несмотря на давление».

«Нам нужен секундант на тот случай, если ты умрёшь. Никто не будет спокоен в этот момент».

«Верно. Тогда Эфридит. Она сражается лучше, когда в ярости». Йолдер затянула ремешки перчаток и сжала руку в кулак. «Подержишь это?» — она вручила Перун блестящий золотистый щит, в котором всё отражалось, как в зеркале.

Перун закатила глаза, но подняла щит напротив Йолдер.

Йолдер вытащила из сундука небольшой горшочек с чёрной тушью и тонкую кисточку. Она встала напротив щита и начала подводить левый глаз кайалом. «Кого они посылают?»

«Мелига».

«Ты это узнала у них или просто знаешь?»

«Просто знаю, — сказала Перун. — Райенс поймёт, что мы отправим тебя. Так кого же поставить против? Он считает, что чем больше, тем лучше, поэтому — Мелиг».

Йолдер улыбнулась: «Передай Райенсу, что он может прислать двоих. Иначе… — Йолдер закончила подводку взмахом запястья, оставив острое чёрное крыло в уголке глаза. — …моя боевая раскраска будет напрасна».

Перун невесело усмехнулась. «Не самый лучший тактический приём».

«Так будет веселее». Перун что-то проворчала.

Йолдер повела бровью наполовину накрашенного правого глаза и посмотрела из-за обода щита на Перун. «О чём ты думаешь?»

Перун провела рукой по своим коротко стриженным волосам. «Пока не знаю. Кажется слишком легко… На месте Райенса я бы подумала об отравлении ядом, нейроглушителях… Человек вроде него, которому нечего терять, может даже нацелиться на твоего призрака».

«Перун, — Йолдер взяла щит из её рук и положила руку на плечо. Она улыбнулась, и между толстых линий чёрной туши блеснули её глаза. — Это же я».

Перун вздохнула, затем положила руку поверх руки Йолдер: «Верно».

Йолдер закинула щит за спину, взяла в руку шлем и как ни в чём не бывало закинула огромный боевой топор себе на покрытое броней плечо. В своем полном боевом облачении она была подобна горе рядом с Перун. Латы её золотисто-белой брони сверкали в тусклом свете.

«Ладно, — Йолдер улыбнулась. — Я готова».


Леди Скорри[]

Lady Skorri Grimoire Card

«Было бы намного проще, если бы сначала посоветовались со мной, перед тем как брать свои имена».

Скорри взяла ручку в зубы и скомкала лист бумаги. Ворча что-то себе под нос, она бросила его на пол, где уже валялись несколько таких же.

«Фелвинтер. Радегаст. Гелеон. Чёрт, похоже, даже Эфридит не хочет, чтобы о ней написали строчку. В любом случае, её не видно уже несколько недель. Все вы кучка дактилей».

Держа в каждой руке по винтовке, вошла Перун. Заметила Скорри и ухмыльнулась.

Скорри оскалила зубы в широкой улыбке в ответ.

«Почему остальные Железные лорды не последовали твоему примеру, а? ‘Перун, сокрытая в тени, укрытая щитом / Сквозь очищающий огонь, с невидимым расправится врагом’».

«Ты это только что сочинила, когда я вошла?» — спросила Перун, не останавливаясь.

«Ну, конечно! Ты такая ямбическая! У тебя есть с чем поработать! Ммм, мы хорошо сработаемся».

Перун рассмеялась, покачала головой и вышла.

«Всё же, не самая лучшая попытка. К тому же, не осталось места для Силимара, ну, кроме его щита».

Она опять взяла ручку и начала вертеть её на пальцах, уставившись на потолок.

«Может, что-нибудь об этом щите? Никто и ничто не пройдёт сквозь него, защищает себя, не пропуская зло? Хм. Слишком много носовых звуков? А у него миленький нос».

Ещё двое Железных лордов прошли мимо, занятые своими делами. Один из них закатил глаза, увидев растянувшуюся поперёк дивана Скорри. Она не заметила, как они вошли и вышли.

«Уверена, Радегаст должен быть в тексте. Я слишком долго его знаю, чтобы оставить старика за бортом. Может, даже включить его в припев. После Скорри, конечно. Это само собой… эй, Гелеон, что за суета такая?»

Охотник остановился в дверях. Ничего не говоря, он медленно повернулся.

«Я думала, ты достаточно осмотрителен, чтобы в такой спешке возвращаться туда?»

«Быстрая смерть предпочтительнее альтернативы».

Скорри скорчила мину. «Ну знаешь, это грубо. Слушай, тебе ведь не понравится, если из твоего имени вырежут второй слог?»

Гелеон вздыхает. «Ты ВСЕ ЕЩЕ пишешь Железную песнь? Почему бы тебе просто не сменить ритм, если это для тебя так важно?»

«Изменить ри… — ты что, шутишь что ли? Почему бы ТЕБЕ просто не начать использовать …кнут?»

Гелеон закрывает глаза, разворачивается и уходит.

«Изменить ритм. С ума сойти».

«Знаешь ли, Скорри, у некоторых из нас есть реальная работа, которую нужно делать».

Очередной Железный лорд. Он молод. Скорри не узнала его.

«Ты что, забыла про завтрашнюю засаду? Или ты слишком занята написанием песенок?»

Скорри отводит взгляд в потолок, оставив реплику без ответа. Молодой лорд приходит от этого в бешенство.

«Множество людей рассчитывают на нас, Скорри. Если ты думаешь, что не готова для…»

Охотники сверху, на 11 часов, затаились на горном хребте. Два выстрела в прислужника, чтобы привлечь внимание врага. Затем появляюсь я в сиянии Света, дреги ослеплены, Йолдер заряжена моей энергией, она устремляется вниз, разделяет их отряд надвое. Ты, надеюсь, не поскользнешься на своем плаще, как тогда в Зоне Затопления, но я не настолько оптимистична. Остальные выходят из пещеры, устраняем капитана,  и Фелвинтер окончательно разбивает южный отряд бомбой, все остальное — как два пальца.

Молодой лорд, уходя, все так же казался разъяренным.

«Дреги слепы, и Йолдер сил полна / стремится вперёд и разбивает отряд она. Хммм.

Нужно доработать». Скорри снова берется за ручку.

Лорд Тимур[]

Lord Timur Grimoire Card

Тимур в штормовом трансе прорывался через толпу дрегов, пока Фелвинтер пробирался сквозь зыбучие пески позади него. Они продвинулись уже на мили вглубь суши от того, что осталось от Арабских берегов.

«Куда ты меня ведешь?» — Фелвинтер бросается в сторону Тимура, глаза его фокусируются, ожидая очередной атаки.

«Кажется, что ты слишком одержим этими «Военными ИИ». Тимур останавливается и вглядывается в горизонт, как будто чувствует что-то, но не опасность…открытие. Он подзывает собрата по оружию, Железного лорда, ближе к себе. «Скажи мне, Фелвинтер, — шепчет он. — Что для тебя значит слово Серафим?»

Фелвинтер наклоняется, чтобы прошептать свой ответ. «Старая технология Земли? Я наслышан о ее мощи; о той, что отлично расставляет ловушки тем, кто верит в эти мифы».

«Проклятые, экзо!» Игра в шептание прекратилась. «Ты хотя бы размышлял над прошлым? Или этот номер просто врезался в твою «плоть»? Ты видишь себя в своих снах?»

Жестянка. А за ней еще и еще. Фелвинтер падает наземь и тянется за своим пистолетом. Тимур ненавидит, когда его прерывают, и именно это написано сейчас на его лице. Волна разрядом электрического Света наполняет его руки и извергается из них, в то время как механические шавки падают рядом в унисон.

Тимур хватает Фелвинтера, поднимает на ноги и говорит: «Задумывался ли ты когда-нибудь, что именно взывает к тебе из пустот памяти, где часть прошлого заражает твое настоящее?». И он снова переходит на шепот. «Это словно зудящая рана, до которой ты не можешь дотянуться, не так ли? Хотя, может, и можешь».

«Ты думаешь, я один из них? Все эти экзо, они-»

«Лорд Фелвинтер, я знаю, что ты такое. Ты не Военный ИИ или один из его марионеток. Пойдем. Ты должен это увидеть». Он проделывает жест, словно накладывает заклинание на песок. «Ступай по моим следам, эта область кишит этим жалким сбродом падших».

Они начали свое восхождение на дюны. Фелвинтер выпрыгивает вперед. И когда он приземляется, поднимается песчаная буря и застает их врасплох. Еще жестянки. Их сотни. А позади них ведет заградительный огонь единственный вандал-снайпер.

Фелвинтер, осознавая свою ошибку, бежит обратно к Тимуру, защищая себя солнечным Светом.

Тимур продолжает свое движение вперед, сжимая медное ожерелье у себя на шее и закрывая глаза. Легкий шум начинает нарастать, и транс переносит его прямиком в это море жестянок, а верный хлыст пробивает путь сквозь тьму. Фелвинтер еле успевает следовать за ним, но становится свидетелем того, как Тимур натравливает остатки жестянок против их вандала-хранителя, гоня его обратно к морю.

Тимур устремляется к Фелвинтеру, рассматривает его голову с тщательностью криптарха.

«Хммм. Военный ИИ. Да, ты уж точно такой же упрямый, как один из них». Фелвинтер неуклюже освобождается от хватки Тимура.

«При всем моем уважении, лорд Тимур, не знаю, в какую игру Вы со мной играете, но это зашло слишком далеко. Это лишь очередная Мертвая зона».

«А ты уверен?»

Тимур направляет взгляд Фелвинтера в сторону восточного горизонта, к зданию, увенчанному инициалами К.Б., только что показавшемуся в поле зрения.

«У нас у всех есть создатели — люди, экзо, Военные ИИ, даже те, бедняги пробудившиеся. Некоторых из них всего лишь проще найти».

Железный боевой топор[]

Iron Battle Axe Grimoire Card

Реликвия давно минувших дней Железных лордов, Железный боевой топор направляет энергию из внешнего источника через последовательность конденсаторов, встроенных в клинок. Эти конденсаторы усиливают солнечный Свет, позволяя владельцу направлять фокусированные взрывы на своих врагов.

Advertisement